Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:04 

Хрупкое, АСП/CМ, ГП/ДМ

Here is where you'll always find me, always walking up and down. But I left my soul behind me in an old cathedral town.
Хрупкое
Автор: annie
Переводчик: Альбус Северус Поттер
Бета: Die Glocke
Пейринг: Альбус Северус/ Скорпиус, подразумевается Гарри/ Драко.
Рейтинг: PG-13
Дисклэймер автора: всё принадлежит Роулинг.
POV Гарри
Когда они сошли с Хогвартс-Экспресса, я понял – что-то изменилось. Взгляды украдкой, когда они думали, что их никто не видит, нечаянные прикосновения и толчки локтями, случавшиеся слишком часто, чтобы быть простыми совпадениями… всё это слишком знакомо. Я нисколько не удивлен, но мое сердце все еще болезненно сжимается, когда я смотрю на них.
- Альбус! - зову я и приближаюсь, чтобы мой сын мог меня увидеть.
Альбус оглядывается, находит меня в толпе и шепчет что-то на ухо своему другу. Они спешат ко мне, толкая тележки строго перед собой.
- Привет, Ал, - говорю я, обнимая сына, когда они останавливаются передо мной. Он закатывает глаза, но все же обнимает меня в ответ - по крайней мере, в отличие от Джеймса, который отказывается прикасаться ко мне при своих школьных товарищах.
- Привет, Скорпиус, - говорю я, отпуская Альбуса и улыбаясь его другу.
- Все хорошо, мистер Поттер? - спрашивает он, улыбаясь в ответ. Я все еще немного смущаюсь, когда вижу дружелюбное выражение на этом бледном лице. Я пытаюсь скрыть свое удивление и бросаюсь проверять вещи Альбуса.
- Поскольку твой отец все еще отказывается садиться за руль, мне предложили отвести вас обоих в Мэнор, - объясняю я, направляясь к машине.
Скорпиус смеется:
- Вы могли бы научить его водить. Я почему-то уверен, что он бы Вас послушался.
Я неожиданно представляю себе Драко Малфоя, кричащего о том, что он не может найти педаль, пока мы пытаемся затормозить на трассе, и усмехаюсь.
- Я думаю, что некоторые вещи лучше пустить на самотёк, - говорю я больше себе, нежели мальчикам.
- Не все вещи, - быстро добавляет Альбус. Я замечаю, как Скорпиус улыбается ему, и как мой сын краснеет в ответ.
Я вздыхаю. Быть молодым, прикасаться к любимому человеку, поддразнивать его… я почти сожалею, что не могу повернуть время вспять.
На горизонте появляется парковка.
- Поторопитесь, мальчики, - говорю я, ускоряя шаг. - Еще минута промедления, и я задницу себе отморожу.

*****
POV Альбус
- Скорпиус, а ты уверен, что я никому не помешаю, если проведу каникулы у тебя? - спрашиваю я обеспокоенно, наверное, в пятнадцатый раз с тех пор, как мы сели в папину машину.
Скорпиус окидывет меня страдальческим взглядом.
- Ты можешь перестать суетиться? Все уже замётано!
Я тереблю рукав, все еще в неуверенности. Я знаю, что неприязнь между нашими семьями исчезла за годы, но всё-таки…
- А вдруг я твоим родителям не понравлюсь?
- Что им может не понравиться в таком очкарике, как ты?, - говорит Скорпиус, поддразнивая меня. - Я уверен, что моя мама примет тебя. Уже слышу ее возглас: «О, Альбус, ты такой восхитительно тощий для своего возраста! И это крысиное гнездо у тебя на голове! Такое милое!»
- Спасибо, Скорпиус! - бормочу я. Его слова меня задели, хоть я и знаю, что он не всерьез. Иногда я думаю, что подтрунивать над всеми для него так естественно, что он не замечает, когда всерьез обижает кого-то. И потом, мне кажется, что умение оскорблять людей у него в крови.
Но все же я люблю этого ублюдка. Кого я пытаюсь одурачить? Я влюблен в этого засранца. Пять лет я питал к нему платонические чувства. Пять лет (ну, может, не пять... а один или два года, но кажется, что пять лет) я наблюдал, как парни и девушки сходят по нему с ума и готовы прыгнуть к нему в постель, стоит ему только бровью повести. Но нечто необъяснимое изменило мои чувства. Странности, должно быть, начались этим летом, потому что в течение последних четырех месяцев я сгорал от неудержимого желания убить каждого, кто когда-либо целовался с Малфоем.
Рози, разумеется, в курсе. Она знает все. Они со Скорпиусом не очень-то ладят, но ей в голову закралась дурацкая мысль, что Скорпиус отвечает мне взаимностью. Между нами говоря, я не думаю, что она такая уж дурацкая – я видел, как он смотрит на меня, - но я не боюсь поверить, что из этого что-нибудь получится. Скорее всего, он так ведет себя со мной потому, что я единственный гей в Хогвартсе, с которым он еще не трахнулся. К тому же, я его лучший друг. И я лучше, чем кто-либо другой в Хогвартсе, способен понять его фразу «секс – не повод для знакомства».
Я думаю, что через некоторое время я буду вынужден взглянуть правде в глаза.
Но вернемся в настоящее. Как обычно, Скорпиус и не думает извиняться за то, что задел меня. Однако спустя несколько минут в его голосе нет ни капли сарказма:
- Но Серьезно, тебе не о чем волноваться. Мои родители будут рады встретиться с тобой, к тому же, они хотят поблагодарить тебя за то, что твоя семья всегда меня приглашает.
Он смотрит в переднее зеркало в надежде перехватить папин взгляд, но герой волшебного мира глядит на дорогу и разговаривает по мобильнику. Судя по всему, звонят из офиса авроров, потому что он все время повторяет слова «некомпетентный» и «в первую очередь твои проблемы».
- С кем твой папа говорит? - спрашивает Скорпиус шепотом.
Я пожимаю плечами:
- С кем-нибудь из молодых Авроров. Скорее всего, с Криви. Он всегда беспокоит папу по мелочам.
Из любопытства мы оба начинаем внимательно смотреть на папу, когда он раздраженно говорит:
- Прекрасно, только прекрати шипеть мне в ухо. Мы скоро приедем.
Он кладет трубку и смотрит в зеркало. Его брови приподнимаются, когда он видит, что мы смотрим в его сторону. Он смеется.
- Прости, я только что разговаривал с твоим отцом, Скорпиус. Я, эм, повернул не туда и спрашивал у него направление.
- Вау, - говорит Скорпиус, покачав головой.
Я с ним соглашаюсь. «Выпьем за то, чтобы не закончить так, как они», - шепчу я. Я поднимаю воображаемый бокал, чтобы выпить за это; он делает то же самое. Когда мы притворяемся, что чокаемся, наши пальцы соприкасаются, и мой желудок делает сальто. Он просто улыбается мне и притворяется, будто делает глоток.

Дверь открывается, и я вхожу за Скорпиусом в Малфой Мэнор. Увидев потрясающую прихожую, я раскрываю рот от удивления. «Святой Мэрлин», - шепчу я и присвистываю, уставившись на многочисленные портреты волшебников, украшенных искусственным снегом к Рождеству.
- Твой дом великолепен, Скорпиус.
Он счастливо улыбается мне.
- Скорпиус, это ты? - откуда-то сверху доносится мелодичный женский голос.
- Да, мама, - громко отвечает Скорпиус, - Альбус со мной.
- О, замечательно. Нибби, спустись вниз и забери их вещи.
- Да, госпожа.
Наверху раздается громкий треск, а через секунду рядом с нами бабахает еще громче. Эльфиня низко нам кланяется.
- С возвращением, молодой хозяин, - пищит она Скорпиусу, а потом поворачивается ко мне. - Нибби приготовила комнату к приезду молодого хозяина Альбуса.
- Не будь глупой, Нибби, - Скорпиус перебивает ее, прежде чем я могу выразить свою благодарность, - Альбус будет спать в моей комнате.
Прежде чем до меня доходит смысл его слов, на ступенях спиралевидной лестницы появляется миссис Малфой.
- Что это ты говорил насчет тебя и Альбуса в одной комнате? - спрашивает она, поцелуем коснувшись его щеки.
Скорпиус отшатывается от нее.
- Мы спим в одной комнате больше пяти лет, - говорит он терпеливо, - я не думаю, что Ал имеет что-то против того, чтобы разделить со мной комнату здесь, правда, Ал?
Он подмигивает мне. Не найдя, что сказать, я киваю. Решение принято, Нибби хватает наши вещи и аппарирует наверх.
Миссис Малфой хмурится: «Очень хорошо».
Она поворачивается ко мне, я отшатываюсь, но она приобнимает меня:
- Добро пожаловать в поместье, Альбус. Если тебе будет неуютно со Скорпиусом, просто скажи Нибби, и она перенесет твои вещи в комнату для гостей.
Она оглядывает меня и по-птичьи продолжает:
- Ты очень похож на своего отца, тебе кто-нибудь об этом говорил? Мистер Малфой и я учились вместе с ним.
- Я знаю, - отвечаю я на автомате, - спасибо, что приняли меня.
- Не стоит благодарности, - отвечает она в манере, очень похожей на ее сына. Мне становится неуютно.
Скорпиус спасает меня. Он хватает меня за руку, и заявляет: «Мы идем наверх».
- Веселитесь, мальчики, - говорит она, оглядываясь на нас.

- Это было невероятно, - восклицаю я, плюхаясь на кровать Скорпиуса. Она невероятно мягкая и похожа на пушистое облако – такое, каким его себе представляет каждый ребенок, вот только это облако серебристое в зеленую полоску.
- Слизеринские цвета?- спрашиваю я, приподнимая бровь и оглядывая простыни Скорпиуса.
Он улыбается мне, как овечка, и стягивает школьную робу.
- Мать и отец очень хотели, чтобы я попал в Слизерин. Они были немного разочарованы, когда я не последовал семейным традициям, но довольно скоро смирились с этим.
Он пробегается пальцами по своему красно-золотому шарфу, а затем развязывает его и кидает мне. Я ловлю его, не отдавая себе отчета. Мои пальцы невольно сжимают мягкий материал. Я сглатываю – он все еще источает жар тела Скорпиуса. Я выпускаю шарф из рук, с трудом удержавшись от того, чтобы вдохнуть его запах.
- Ну… эм… мне нравится твоя комната, - говорю я скорее для того, чтобы отвлечь Скорпиуса от моих пылающих щек, хотя я и не вру насчет комнаты. У Скорпиуса действительно очень милая спальня. Она, как минимум, в два раза больше моей, и обклеена плакатами «Пушек Педдл». Я рассматриваю плакат, на котором один из участников команды триумфально ловит Снитч.
- Еще бы, - улыбается Скорпиус. Я был единственным, кто разделял его любовь к этой команде в течение трех лет.
Он напевает какую-то мелодию и плюхается на кровать рядом со мной, я замираю в ожидании дальнейшего развития событий…
Ничего. Он всего лишь слегка приподымается надо мной и достает что-то из своего шкафа, а затем он выпрямляется.
- Вот, - он протягивает мне маленькую коробочку. Я беру ее в руки и чувствую, как внутри что-то бьется. Я едва не роняю ее от удивления.
- Что это? - по-идиотски спрашиваю я.
- Твой рождественский подарок, ты, болван!- говорит он, слегка сжимая мою руку. - Но пока ты не можешь его открыть. Только после Рождества.
- Тогда какой смысл отдавать мне его сейчас? - стону я, мастерски игнорируя свое быстро бьющееся сердце. Было бы совсем не мужественно прислушиваться к бешеному стуку в груди.
- Терпение, мой дорогой Альбус, - говорит Скорпиус с ухмылкой.
- Не я один буду в нем упражняться, - отвечаю я, наклоняясь, и начинаю рыться в своем рюкзаке, - вот, у меня тоже для тебя кое-что есть… секундочку… вот!
Я кидаю ему подарок, который я купил ему в Хогсмиде. Ничего особенного; просто история Хогвартса в кожаном переплете. Он давно хотел иметь такую. Я сделал тиснение его имени на обложке, чтобы этот подарок стал личным.
- Спасибо, - говорит он и охает, поймав подарок. - Мэрлиновы яйца! Что ты купил для меня, Ал? Золотой слиток? Знаешь, у меня их более, чем достаточно.
Смеясь, я игриво толкаю его локтем.
- Тогда ты только один из богачей!
- Уж кто бы говорил! - отвечает он, толкая меня в ответ.
Я опускаю голову, признавая поражение. Папина слава и его успешная карьера заполнили наше хранилище в Гринготтсе до отказа. У нас столько золота, что в конце каждого года папа просит секретаря перечислить честь сбережений на благотворительность. Поймите меня правильно: я не транжира. Мама всегда рассказывает мне истории о том, как жила в нищете, поэтому я пытаюсь быть скромным, насколько это возможно. Мои брат и сестра, наоборот, ужасно испорчены. Но, скорее всего, потому, что Лили младшая, Джеймс старший, а я – средний.
- Ал, - я поворачиваюсь на звук голоса Скорпиуса и практически выпрыгиваю из кожи – пока я потерялся в своих мыслях, он пододвинулся ближе и теперь практически сидит у меня на коленях.
- Что? - выдыхаю я, сомневаясь, что лучше: отодвинуться или воспользоваться положением.
Он очень странно на меня смотрит. Я выдыхаю. Он собирается меня поцеловать? Что мне делать? Единственным человеком, с которым я когда-либо целовался, была Дора Браун, и это была настоящая катастрофа. Я не знал, что мне делать со своими руками – или губами – и просто тупо сидел, пока она шевелила языком у меня во рту. Конечно, тот факт, что она была девочкой, был вполне очевидным, и я поцеловал ее только для того, чтобы выяснить, мог ли я быть натуралом (определенно, нет, как я потом понял), но… поцелуй есть поцелуй, и я не хотел упускать свой шанс со Скорпиусом из-за недостатка опыта в этом деле.
К моему облегчению и одновременно разочарованию, Скорпиус не тянется, чтобы меня поцеловать, а опускает глаза.
- Что у тебя с шарфом, Ал?
Он подцепляет один конец шарфа и нежно тянет за него.
- Зачем ты так туго его завязываешь?
Моя рука автоматически тянется к горловине моего шарфа.
- Я не знаю, - бормочу я, просовывая палец под материал и нервно оттягивая его. Теперь, когда Скорпиус это сказал, я действительно замечаю, что он затянут немного крепче, чем нужно. И потом, может, мне трудно дышать по другим причинам.
Скорпиус всё еще держится за мой шарф. Я с некоторым трудом прочищаю горло.
- Эм… Я думаю, что мы должны пойти поздороваться с твоим папой.
- Потом поздороваетесь, - говорит Скорпиус беззаботно. Он хватается за мой шарф снова, на этот раз достаточно сильно, чтобы потянуть меня вперед.
- Серьезно, Ал, почему ты все время такой напряженный?
- Я расслаблен! - протестую я. А затем краснею, не так поняв его слова. Черт, я всегда краснею.
Скорпиус странно ухмыляется.
- Нет, ты не расслаблен. Ты всегда такой собранный. Не важно, делаешь ли ты домашнюю работу, или играешь в квиддич. Почему бы не расслабиться и повеселиться хоть раз в жизни?
- Скорпиус, я не собираюсь с тобой об этом сейчас разговаривать, - говорю я твердо. Его слова очень задевают меня. Он всегда жалуется на то, что я не умею веселиться, и сейчас я совсем не в настроении выслушивать это.
Что-то в его голосе смягчается.
- Прости, Ал, я просто пошутил.
- Ты слишком много шутишь, - возражаю я. - Когда ты, наконец, подрастешь и начнешь относиться серьезнее к некоторым вещам?
- Я отношусь к некоторым вещам серьезно, - тихо говорит он. Он отпускает мой шарф и роняет руку мне на колено. Я закусываю губу, желая накрыть его руку своей, но я слишком напуган, чтобы сделать первый шаг – что, если я неправильно всё понимаю?
- К каким, например?
- Например, сейчас. У нас ведь серьезный момент, не так ли?
Я смотрю на него, широко открыв глаза. Мой живот сжимает еще сильнее, чем мое горло.
- На-наверное.
- Я серьезен в других вещах, - продолжает Скорпиус, сжимая мое колено и пододвигаясь настолько близко, что наши лица находятся в каких-то сантиметрах друг от друга. Я пытаюсь выровнять дыхание, пока мой разум безуспешно пытается сосредоточиться на том, что говорит Скорпиус.
- Другие вещи, - повторяет он мягко, - как ты. Как наша дружба. Как… желание поцеловать тебя сейчас.
- Желание – Скорпиус, ты уверен? - бормочу я, покраснев до корней волос.
Боль отражается на его лице, и он отстраняется:
- Конечно, уверен!
Наверное, я выгляжу ошарашенным, потому что он отшатывается и отодвигается:
- Слушай, прости, я не так понял твои чувства, Ал, но я думал… неважно. Забудь об этом. Мне жаль, мне не стоило говорить – ммпф!
Как вы могли догадаться, это «ммпф» является результатом того, что я толкнул Скорпиуса на спину, прижал его к кровати и оборвал его глупые извинения, накрыв его губы своими. Я целую его жестко и неумело, но, кажется, Скорпиус не возражает – после первой же секунды он обвивает мою шею руками и приподнимает подбородок, заставляя меня продолжать. И когда он начинает целовать меня в ответ, я пропадаю. После поцелуев с Дорой Браун я и не предполагал, что это может быть так охренительно великолепно. Моя голова кружится каждый раз, когда наши языки соприкасаются, и от каждого звука, которые он издает. Я хочу, чтобы это никогда не заканчивалось.
Конечно, так как я до этого целовался всего один раз, я не научился дышать через нос, поэтому я, наконец, отрваюсь от Скорпиуса, чтобы наполнить легкие воздухом. Глубоко вдыхая, я смотрю на него. С растрепанными волосами и покрасневшими от поцелуев губами, он выглядит еще круче, чем обычно. Мое сердце несколько раз беспорядочно ухнуло от такого зрелища, а затем еще раз, когда я осознал, что только что сделал. Забавно, как быстро боязнь может перерасти в уверенность, особенно когда предмет твоего страха ещё больше в себе не уверен.
Скорпиус облизывает губу и улыбается мне.
- Над твоей техникой можно было бы и поработать, - сладко говорит он, - но это было достаточно хорошо для первого поцелуя с парнем.
- Тогда ты поможешь мне практиковаться, - говорю я, задыхаясь от смеха.
- Я бы мог, - отвечает он, притягивая меня к себе за шарф одной рукой, в то время как другая его рука забирается мне под джемпер и начинает поглаживать спину. Я дрожу и осторожно переношу вес на локти.
Мы так близки сейчас, что я могу разглядеть каждую белесую ресничку, обрамляющую его глаза, которые вблизи кажутся голубыми, а не серыми.
- Мы можем поговорить об этом?, - нервно спрашиваю я.
Его руки застывают:
- Ты ведь ни о чем не жалеешь, правда? - спрашивает он. Он внимательно смотрит на меня, словно пытаясь прочесть ответ в моих глазах.
- Нет, вовсе нет! - возмущаюсь я. - Просто… я имел в виду то, что спросил. Ты уверен?
- А с чего бы мне не быть уверенным?
Я отворачиваюсь, но отвечаю про себя: «Потому что ты спал с половиной школы, и я не хочу быть для тебя очередной ничего не значащей интрижкой».
- Ал, - говорит он предупреждающим тоном, - я знаю, о чем ты думаешь. И ты не прав. Ты не поверишь мне, если узнаешь, как давно я хотел этого.
Я вздыхаю. Сейчас он пытается развязать мне шарф. Раздраженный, я хватаю его за запястья и удерживаю их.
- И как давно?
Он стряхивает мои руки и вновь продолжает свое занятие, смотря на свои руки:
- Три года.
В шоке, я пытаюсь выпрямиться, но Скорпиус удерживает меня за шарф.
- Ты врешь, - уверенно говорю я. Я не хочу верить в то, что зря потратил четыре месяца.
- Нет.
- Тогда какого хера ты ничего мне не сказал?
- Потому что, - вздыхает Скорпиус, на секунду взглянув на меня, - ты был таким популярным, со своим тупым маленьким фан-клубом, и я хотел доказать, что я достаточно хорош для тебя, до того, как я тебе признаюсь.
- Тем, что ты спал со всеми подряд?, - спрашиваю я, не веря. Я даже не говорю, как меня бесит мой «маленький тупой фан-клуб» и то, что они за мной повсюду шляются. Это не касается темы.
Скорпиус стискивает зубы и атакует мой шарф с новой силой. Я практически задыхаюсь, когда он жестоко затягивает маленький тугой узел поверх еще одного.
- Как еще я мог привлечь твое внимание? - спрашивает он раздраженно.
- Мы лучшие друзья, Скорпиус! Ты получаешь от меня больше внимания, чем вся школа вместе взятая!
- Мне нужно было другое внимание, - говорит он капризно. Он вздыхает и развязывает последний узел. - Понимаешь, я просто хотел показать тебе, что быть со мной тоже чего-то стоит.
Закончив развязывать мой шарф, Скорпиус роняет руки на колени. Он отворачивается, отказываясь встретиться со мной взглядом.
Расстроенный, я опускаюсь на колени, давая Скорпиусу возможность сесть. Я не знаю, что сказать. Одна часть меня тронута тем, что Скорпиус хотел этого так долго, вторая в бешенстве из-за того, что он выбрал такую странную манеру выражения этого, а третья просто хочет забыть все это и продолжить целоваться.
Прежде чем я успеваю решить, какая часть меня победила, кто-то стучит в дверь. Мы со Скорпиусом испуганно отпрыгиваем друг от друга.
- Войдите, - говорит Скорпиус.
Дверь открывается, и входит мистер Малфой. Он - повзрослевшая версия Скорпиуса. Я удивлен, что он носит обычную одежду; без своего дорогого пальто он немного иначе смотрится.
Взгляд Мистера Малфоя скользит по мне, ненадолго задерживаясь. Я разглядываю свои руки, боясь, что если я посмотрю ему в глаза, он сможет прочитать мои мысли и поймет, чем мы с его сыном только что занимались.
- С возвращением, Скорпиус, - говорит он, кивая своему сыну. Его голос, как айсберг: холодный и гладкий, и немного острый на вершине.
- Спасибо, отец, - говорит Скорпиус уважительно, - это Альбус Поттер.
Я, наконец, встречаюсь с ним взглядом.
- Рад видеть Вас, сэр, - говорю я вежливо.
- Взаимно, Альбус, - говорит он, склонив голову. Его серые глаза холоднее, чем у Скорпиуса. - Ты похож на своего отца.
- Мне говорили, - отвечаю я мягко.
Он изучает меня еще секунду, выражение его лица невозможно прочесть, а затем он поворачивается к Скорпиусу, и я испускаю тихий вздох облегчения.
-Твоя мама хотела бы, чтобы вы оба спустились к ужину прямо сейчас.
Скорпиус встает и кивает мне, чтобы я сделал то же самое. Когда мы выходим вслед за мистером Малфоем, Скорпиус гладит меня по руке и вопросительно смотрит. Убедившись, что мистер Малфой не видит, я слегка сжимаю его руку и шепчу: «Всё в порядке».

- Ну, кто был лучшим?
Сегодня Рождество, мы со Скорпиусом лежим в саду, наши спины слегка припорошены снегом. Мы только что вернулись с праздничного ужина с друзьями семьи Скорпиуса (многих из которых я был бы счастлив никогда больше не видеть, за исключением разве что роскошного крестного отца Скорпиуса, Блэйза Забини), и я все еще нахожусь в чудесном послеобеденном состоянии. Небеса чисты, солнца светит ярко, и маленькие феи танцуют в воздухе над нашими головами, всё идеально, но, как обычно, я решаю испортить момент своим несвоевременным любопытством.
Зевнув, Скорпиус лениво потягивается, зарываясь руками в снежную пудру:
- О чем ты говоришь?
- Кто был лучшим из всех, с кем ты переспал?
Скорпиус отодвигается, его щеки розовеют и он зло смотрит на меня:
- Заткнись, Ал. Это не твое дело.
- Почему нет? - упрямо спрашиваю я. - Мне просто интересно.
- Нет, не просто. Ты пытаешься обвинить меня.
Я набираю пригоршню снега и шутя бросаю ее Скорпиусу в лицо:
- Он окажется у тебя в штанах, если ты мне не скажешь.
Скорпиус отталкивает мою руку.
- Это был ты, - говорит он.
- Ты говоришь это просто, чтобы меня не расстраивать, - бормочу я, краснея от воспоминаний о прошлой ночи, когда Скорпиус лишил меня невинности самым восхитительным способом. Я думаю, что одно из преимуществ лучшего друга, ставшего любовником, состоит в том, что ты не должен ему рассказывать, был ли у тебя сексуальный опыт до этого. Он и так все знает. Мысленно возвращаясь назад, я не могу поверить в то, что у нас был секс в доме его родителей.
- Надо будет детям рассказать, - иронично думаю я.
- Я похож на человека, который будет врать, чтобы заставить кого-то чувствовать себя лучше? - он кладет руку мне на бедро, от этого простого движения по моей спине бегут мурашки. - Прошлая ночь была великолепна, потому что она много значила.
- Спорим, что ты всем так говоришь, - говорю я в ответ. Я не уверен, почему я всё еще пытаюсь спровоцировать Скорпиуса. Я знаю, что это глупо, и я чувствую себя девчонкой, которую необходимо постоянно уверять в том, что она – самое главное, но мысль о Скорпиусе с кем-то еще… делающими то, что мы делали прошлой ночью… сводит меня с ума, и единственный шанс изгнать эту мысль из моей головы – услышать причины, по которым я – исключение.
Скорпиус сердито отталкивает меня. Я почти ожидал, что грозовая туча появится над нами из ниоткуда:
- Довольно страдать, Ал? Ты когда-нибудь перестанешь опускать себя? Я влюблен в тебя три гребаных года! Это не достаточное доказательство того, что я не выброшу тебя из своей жизни, после того, как всё произошло?
Я моргаю, чувствуя себя идиотом. Пожалуй, вот почему у меня до сих пор не было серьезных отношений.
- Я знаю. Прости. Просто мне очень трудно поверить в то, что ты сможешь изменить стиль своей жизни ради меня.
Скорпиус тяжко вздыхает и потирает глаза рукой:
- Альбус, еще один самоуничижительный комментарий, и у тебя появится п**да там, где у тебя сейчас яйца.
- Но я бы все равно тебя привлекал, - парирую я.
Скорпиус поджимает уголки губ, но он молчит. Некоторое время мы лежим в тишине, наблюдая, как облака лениво движутся по сияющему небу.
- Знаешь, - наконец говорит Скорпиус, - тебе действительно надо прекратить зацикливаться на моем прошлом. Раньше у тебя не было проблем с этим.
- Были. Просто я ничего не говорил.
- В таком случае, продолжай молчать.
Мы снова погружаемся в тишину. Я ненавижу такие моменты, когда ни один из нас не знает, что сказать, чтобы сгладить напряженность. Я подумал, может, нам лучше было оставаться друзьями, как прежде, но тут же отбросил эту мысль. Что бы ни было, я должен перестать сомневаться ради Скорпиуса.
- Я попытаюсь измениться. Это все, что я могу обещать.
Видимо, я нашел правильные слова, потому что Скорпиус заметно расслабляется.
- Я знаю и ценю это, - говорит он мягко. - Не нужно беспокоиться об остальных. Всё изменилось.
Он замирает на секунду, а затем переплетает свои пальцы с моими. Что-то в моей груди загорается, распространяя тепло по всему телу. Кто знает, может, я умираю. Но это был бы не самый худший способ умереть.
- Не могу поверить, как мы уже успели испоганить наши отношения, - продолжает Скорпиус, и настроение снова падает. - Я думаю, что ты слишком популярен для меня. Ты считаешь, что недостаточно хорош… и мы уже говорим об изменах. Может, нам позвать твою кузину, чтобы она нас рассудила».
Я фыркаю:
- Рози? Ну уж нет! Она, скорее всего, возьмет «101 способ устроить отношения между парнями» из библиотеки и перескажет ее нам.
- Справедливо.
- Слушай, - говорю я, неожиданно вспомнив кое-что. - Я принес это, - я извлекаю подарок Скорпиуса из кармана, - с собой. Могу я его открыть?
Скорпиус кивает. Я срываю оберточную бумагу в один прием, и он корчит рожу под кодовым названием «в тебе нет ни капли аристократичности, Ал».
- Она для того и придумана, чтобы ее срывать, - говорю я, пожимая плечами. Я восхищенно поднимаю коробку. Она размером с мою ладонь и сделана из гладкого, отшлифованного дерева: - Мэрлин, Скорпиус. Где ты ее достал?
- Коробка – это не подарок, ты идиот. Давай уже, открывай!
Я слушаюсь. Я открываю серебряную застежку в форме кубка и поднимаю тяжелую крышку.
Вспышка золотого вырывается из коробки; Скорпиус ловко подцепляет Снитч, прежде чем он успевает улететь. Он держит его между большим и указательным пальцами, и передает его мне, самодовольно улыбаясь.
Я смотрю на Снитч. Его маленькие крылышки бьются о пальцы Скорпиуса, пытаясь избавиться от хватки.
- Откуда ты его взял?
- Я отсосал у Флинта в раздевалке, после того как он выиграл матч Слизерин против Когтеврана, - отвечает Скорпиус, шевеля бровями.
Я не знаю, серьезно ли он, или шутит, но ревность высовывает свою уродливую голову. Я беру Скорпиуса за шею и притягиваю его к себе.
- Ты же знаешь, что мне теперь придется его убить, - нежно шепчу я ему в губы, прежде чем мягко поцеловать.
- Опасный преступник Поттер вновь совершает убийство на почве ревности, - говорит Скорпиус, поддразнивая меня и потянувшись за новым поцелуем. Я открываю рот, чтобы извиниться, но он качает головой: - Я не против ревности время от времени. Я бы хотел посмотреть, как ты нападешь на Флинта. Оно того стоит.
Заметив мой задумчивый взгляд, он быстро добавляет:
- Я не серьезно, Ал. Он отбросит заклятья и свернет тебе голову голыми руками.
- Ладно тебе, Скорпиус, верь в меня чуть больше. Я провел полжизни, отбивая бладжеры. Флинт не смог бы напасть на меня, даже если бы попытался.
Скорпиус с вызовом смотрит на меня:
- Если ты так уверен в своей ловкости, докажи. Посмотрим, кто поймает Снитч первым.
Что ж, я всегда готов посоревноваться.
- Ваш выход, мистер Ловец. Готов?
Он кивает, упрямо вздернув подбородок. Я выпускаю Снитч и он взлетает, сияя на солнце. Смеясь, мы поднимаемся, прокладывая дорожку сквозь сугробы, и бегая за крылатым мячиком.
Несколько кругов и мы падаем на снег, дыша так тяжело, будто мы только что облетели всю волшебную Британию. Я победно сжимаю Снитч в правой руке.
- Я выиграл, - говорю я, переворачиваясь и зарываясь лицом в шарф Скорпиуса. Он одновременно пахнет свежим ветром и дорогим одеколоном.
Кашлянув, он обнимает меня за талию.
- Я солгал тебе недавно, - говорит он, когда дыхание выравнивается. Его тон очень серьезен, в отличие от хитрого блеска в его глазах.- Готов услышать?
- Так же, как и всегда, - отвечаю я, неожиданно забеспокоившись.
- Это не Снитч Флинта. Это тот Снитч, который я поймал в нашей первой игре против Слизерина. Помнишь?
Я вспоминаю.
- Той, в которой я чуть не поймал Снитч случайно? - уголки моих губ приподнимаются, когда я вспоминаю, как золотой шарик влетел мне в руку вместо Квоффла, который я ожидал. - После этого ты закатил скандал в раздевалке. Сказал, что я пытаюсь украсть твое место.
- Это была наша первая ссора, - говорит Скорпиус почти с наслаждением. Он сдувает светлую челку с глаз. - Я так злился, что забыл отдать Снитч Мадам Хуч после этого.
- Так что же значит этот Снитч? Больше драк в будущем?
Скорпиус фыркает. Он потрясный, и я хочу поцеловать его снова:
- Ты такой дебил, ты хоть знаешь?
- Что я могу сказать? Ты пробуждаешь во мне лучшие качества, - я делаю паузу. Я знаю Скорпиуса; он никогда не дарит подарков, не вкладывая в них особого смысла. - Так для чего ты подарил мне этот Снитч на самом деле?
- У Снитчей есть телесная память. Они помнят прикосновение первого человека, который их поймал. Вот почему только Ловцы не носят перчаток. - он улыбается мне. - Этот будет всегда помнить мое прикосновение. И я надеюсь, что и ты тоже.
Я восхищенно смотрю на него. Мэрлин, как я его люблю!
- Ну, и у кого теперь вагина? - говорю я, поддразнивая. Затем я кое-что вспоминаю. - Но что было бы, если бы ты ошибался в моих чувствах?
- Я бы сказал так, с тех пор, как мое прикосновение запечатлелось в памяти Снитча, у тебя всегда с собой будет частичка меня. Иными словами, мы никогда не расстанемся. Скорпиус берет концы моего шарфа в руки. «Мне нравится, когда ты распускаешь его, как сейчас», - шепчет он.
Солнце светит, согревая Снитч в моей руке. Я подаюсь вперед и целую Скорпиуса. Его губы холодные и мокрые от снега, и я не пробовал ничего слаще.
POV Гарри
Я опираюсь на подоконник и смотрю на них. Мое внимание привлекает Снитч, который Альбус сжимает в руке. В памяти тут же всплывает Снитч, который мне подарил Дамблдор.
Я прикрываю глаза. Дамблдор был прав, разумеется. Каждая новая глава нашей жизни начинается с конца предыдущей, и ничто не убеждает меня в этом сильнее, чем те два мальчика, которые лежат на снегу и целуются, как будто весь мир принадлежит им.
Я слышу, как кто-то подходит ко мне со спины, и задерживаю дыхание.
- Пришел забрать Альбуса? - спрашивает нежный, тихий голос.
- Да, Джинни хочет видеть его на Рождественском ужине, - я отодвигаюсь, - иди-ка сюда, посмотри.
Драко подходит ко мне и смотрит на сияющую картину, обрамленную дорогими занавесками гостиной.
- Я и не думал, - выдыхает он после небольшой паузы.
- В самом деле? - мягко спрашиваю я.
Тишина, которая спускается на нас, очень знакомая и уютная. Тишина между двумя старыми друзьями.
Наконец Драко поворачивается ко мне лицом, солнце освещает его.
- Если он причинит боль моему сыну, Поттер…
- Этого не случится, - я почти уверен в этом. Вспышка в его глазах говорит мне о том, что Драко тоже уверен.
Он испускает почти неслышный вздох сожаления, которое продлилось всю его жизнь:
- Наверное, это эгоистично с моей стороны - желать, чтобы наша юность вернулась?
- Если это правда, то мы можем быть старыми эгоистичными ублюдками вместе.
- Вместе. Если бы.
Мое горло сжимается. Я нахожу его руку под длинным рукавоми робы и нежно сжимаю ее: «За то, чтобы у них все закончилось иначе».
Он грустно улыбается мне: «Да будет так».

Комментарии
2008-11-24 в 02:12 

грустно,но красиво)))

URL
2008-11-29 в 15:42 

'Lady Peaceful,' 'Lady Happy,' that's what I long to be
Какой милый фик...
Не можете ли разместить его на Красном форуме? :shy:

2008-11-29 в 18:19 

N. D. Paul
Here is where you'll always find me, always walking up and down. But I left my soul behind me in an old cathedral town.
Возможно, завтра размещу.)

2009-10-16 в 23:07 

Mika Reva
Спасибо автору. Вызывает эмоции, вся история встает перед глазами. Очень логично и красиво...

..грустно.

   

ГАРРИ ПОТТЕР: сообщество фанфиков по ГП

главная