Shy Slowpoke
Название: The sence of freedom.
Автор: Shy Slowpoke
Бета: Частично Word, частично я сама.
Персонажи: Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Римус Люпин, Лили Эванс, Нарцисса Блэк, Марлин МакКиннон, Северус Снейп и многие другие.
Рейтинг: PG-13, в дальнейшем R ну какие постельные сцены, когда героям по 11 лет?:)
Размер: Макси
Статус:В процессе написания.
Предупреждение: Ох... Ну, начнем с того, что этот рассказ будет состоять из трех частей (не глав, а частей). Первая повествует о временах Мародеров, об их дружбе и простой школьной жизни. Вторая вытекает из первой, рассказывает о детстве Гарри и его жизни, если бы он не попал к Дурслям. Третья - жизнь героев после войны.
Здесь присутствует персонаж, малоизвестный, но присутствующий в каноне - Марлин МакКиннон. Эта девушка была в первом составе Ордена Феникса.
Так же в моем рассказе Нарцисса и Сириус учатся на одном курсе. Вроде все.


Сириус Блэк.

Я никогда не понимал людей, прячущихся от дождя под зонтами. Они идут, сгорбившись и проклиная все на свете, в особенности осадки, подающие на них. Что плохого в дожде? Холодные капли отрезвляют, мелкий моросящий дождик, являющийся не редкостью для Англии, противно попадает за шиворот, заставляя мурашки появиться на коже. Ливень, тот, что идет сплошной стеной, непрерывным потоком, завораживает меня. Он прекрасен – появляется резко и исчезает никуда. Это потрясающе.
Жизнь людей похожа на дождь. Она бывает короткой, яркой и насыщенной, переполненной какими-то незабываемыми моментами, историями, тысячами встреч, морями любви и наслаждения. Она пропитана удовольствием. А бывает, что человек доживает до ста лет, увидев, как умирают его дети, иногда внуки и правнуки, он видит, как умирает жена, близкие друзья…И в тот момент, когда смерть трогает его за плечо, тот оборачивается и как-то нервозно улыбается. Понимая, что пришло «то самое» время, он смотрит назад, на свою долгую и, как ему казалось, не зря прожитую жизнь. Он ошибался, его жизнь была пуста. Ни одно заветное желание, сказанное в тихом коридоре своей любимой девушке, ни одно обещание, данное себе и другим, ни что из этого не было сделано так, что бы он мог быть доволен. Он закрывает глаза и, поддавшись напору смерти, впервые сожалеет.

Джеймс Поттер.

Судьба, фортуна, удача – все ерунда. Человек сам делает свою жизнь. Судьба не прикажет тебе пойти напиться до чертиков, это неправильно. Ты выбрал это, зная, что тебе будет плохо наутро. Не судьба решает, какая девушка окажется в твоей постели сегодня, а какая потерпит фиаско. Главное – трезво смотреть на вещи и размышлять перед тем или иным поступком. Такие слова редко услышишь от меня. Хоть я и не верю во всякую ерунду вроде предсказаний и потоков судьбы, я все равно полагаюсь на нее. Парадокс, скажете вы? Нет, природная глупость. Я не привык оглядываться назад, думая или фантазируя о том, что ждет меня в будущем, не привык учиться на собственных ошибках. А плохо, знаете, плохо…
Впрочем, единственная, самая наглая ложь цивилизации, просто пропитанная противным чувством предательства – это мнение, что любовь окрыляет и дарит наслаждение. Не существует такого понятия, как «привязанность, симпатия». Нет и не будет, никогда. Есть только слово «любовь», но оно для всех разное…Вы не можете взять и привязаться к человеку, не испытывая истинного влечения. Да и вообще, в слове «любовь», есть такое понятие, как «похоть», а вот это уже совсем другая, грязная и пошлая, невозможная вещь, без которой в этом мире не обойтись.

Марлин МакКиннон.

Многие говорят, что в любой ситуации главное – сохранить себя. Хм, интересное предположение, совершенно не подходящее под описание моей жизни. Пока что, за свое недолгое существование в этом бренном мире, я не видела своего истинного «я». Так уж сложилось – я всегда пробовала себя в разных «ролях», играла, притворялась и в тоже время была искренней. У меня нет постоянного характера, постоянных привычек. Это скучно, иметь установленные рамки, глупо тыкаться в одно и то же.
Один мой друг сказал: «если ты меняешься, значит, ты живешь». И вправду. Нет никакого смысла, желания, да и возможности оставаться на месте, быть верным устоям и тем маленьким «радостям», от которых часто становится тошно.
Стереотипы – отдельная история, они убивают меня морально, заставляя разум тихо всхлипывать на задворках моего сознания. Какие к чертям стереотипы? Говорят, молодые люди в наше время ухаживают за девушками, дарят им цветы и подарки, а особы женского пола с радостью принимают их и вешаются на шею тем самым молодым людям. Такие девушки милые, открытые, честные, непорочные…
Я молода, черт возьми, у меня в руках сигарета, я пьяна и мне плевать на принцев с белыми конями!

Лили Эванс.

Мне постоянно говорят, что я витаю в облаках, иногда даже забывая, как меня зовут. Однако, это совсем не так – я не парю на небосклоне и не погружаюсь в пучины фантазий. Все мое внимание обращено мыслям, роящимся в голове. Как только я вижу какую-то красивую картину природы или просто любую мелочь, мой мозг сразу же начинает работать, в мыслях появляются обрывки слов, цитаты книг, нечаянно брошенные людьми фразы. Все это образует плотный комок, в который я погружаюсь с головой. Люди не привыкли замечать мелочи – они суетятся, бегают, не замечая простых вещей и радостей жизни. А я люблю останавливаться. Наперевес с колдокамерой, я могу простоять часами на обрыве, смотря в даль и размышляя. А могу засесть в библиотеке, цепляясь взглядом за буквы, вырывая скрытый подтекст из строк, поглощая книги, погружаясь в них. Многим это не нравится – рассеянность сейчас не в моде. А я люблю тишину и шум одновременно, порядок и разруху. Бросаясь из крайности в крайность, я вывожу многих своим поведением. Ну и все равно – если я люблю такой стиль жизни, значит, я буду так жить.

Нарцисса Блэк.

Говорят, что постоянство вышло из моды. Чушь, полная чушь. Я считаю, если ты выбрал кого-то или что-то, ты пойдешь за своей целью до конца, невзирая на препятствия. Впрочем, у каждого свое мнение. Я люблю постоянство – оно приносит в жизнь ощущение, пусть даже и ложное, спокойствия. Я точно знаю, чего ждать. Мне можно сказать, что все плохо, и я лишь рассмеюсь – утверждая, что все плохо, вы наталкиваете меня на мысль, что все, происходящее сейчас и в будущем – постоянно. Вы не можете отрицать этого. Пребывая в состоянии безграничного горя, вы чувствуете себя увереннее, чем ощущая эйфорию накатившего вдруг счастья. Я не заставляю вас быть несчастными всю жизнь – просто нельзя путать мимолетный порыв радости с настоящей жизнью.
Реальность жестока, какой и была во все времена. С'est la vie.

Сириус Блэк, Нарцисса Блэк. 1968 год, поместье Блэков.

- Я быстрее добегу! – невысокая девочка, лет восьми, упрямо смотрела на мальчика того же возраста. Тот был намного выше ее, но она все равно не теряла самообладания и с храбростью отстаивала свое мнение.
- Нет, я! – мальчик тряхнул идеально уложенными волосами, иссиня-черного цвета, и усмехнулся. – На словах ты сильна. Не боишься сразиться?
- Я? Боюсь? Не смеши меня, Сириус.
- Докажи. Кто быстрее добежит до того дерева, тот… тот… поцелует лежащую под ним Беллу! Идет?
- Дурак, девочки не целуются!
- А я видел, как моя мама поцеловала твою в щеку, когда уходила куда-то. Все, не отвертишься.
- Смотри-смотри, тебе ведь ее целовать.
- Это мы еще посмотрим, - Сириус снял с себя мешающий жилет. – Я готов, - через несколько секунд дети побежали. Рука одного из них коснулась шершавой поверхности коры старинного дуба.
- Это, кстати, дуб, - заметила Нарцисса, улыбаясь. – Но даже этот факт не спасет тебя от наказания. Сириус, ты проиграл.
- Черт… Почему?
- Девушки развиваются быстрее. Ты перегонишь меня… лет через десять, - сказала девочка и рассмеялась. – Ты помнишь, что надо сделать.
- Помню, - буркнул Сириус. Подойдя к кузине, он замешкался. – Белла…
- Что? – раздраженно спросила та, отрываясь от книги. Сириус быстро наклонился и, дотронувшись губами до щеки родственницы, выпрямился.
- Да ничего, - он обворожительно улыбнулся. Визг кузины был слышен на все поместье.


Джеймс Поттер, Марлин МакКиннон, 1968 год.

Утро радостно встретило всех обитателей небольшого поселения. Тепло разливалось по улицам, из окон доносился звон посуды и приглушенный звук двигающихся стульев. Все просыпались, завтракали, ругались, мирились, радовались новому дню. Дом Поттеров не был исключением – миссис Поттер орудовала палочкой, помогая себе в приготовлении завтрака для своей маленькой семьи. Мистер Поттер уже сонно спускался по лестнице, довольно улыбаясь и щурясь от лучей солнца, пробивающихся сквозь тонкие занавески. А вот младший Поттер, чья комната находилась на втором этаже, преспокойно спал, не обращая внимания на суматоху. Родители привыкли к этому – их сын практически ни разу в жизни не видел раннее утро, лишь иногда удосуживаясь просыпаться до полудня. Причиной такого ненормального, на взгляд родственников и знакомых, сна, была не какая-то болезнь и не особый склад мозга ребенка – нет. Просто он ложился спать тогда, когда небо начинало светлеть, окрашивалось в потрясающие краски.
В их небольшом поселении был еще один дом, младший ребенок которого засыпал с рассветом. Однако, юная мисс МакКиннон охотно просыпалась рано утром, даря миру свои улыбки. Она тоже казалась всем ненормальной – проспав от силы три часа за день, она выглядела прекрасно и отлично себя чувствовала. Именно поэтому Марлин и Джеймс были лучшими друзьями, всегда держащимися вместе. Вокруг них было много детей. Они ложились спать к одиннадцати ночи, просыпались в семь и сразу же бежали играть, считая ритм жизни двух друзей неправильным. А Марлин, поговорив с родителями насчет ночных похождений, гуляла с Джеймсом, которому все разрешали, до самого утра.
- Доброе утро, мистер и мисси Поттер, - улыбнулась Марлин, появившись на пороге дома.
- Доброе, Марлс, - улыбнулся глава семейства. – Позавтракаешь с нами?
- Я..
- Позавтракает. Я еще не скоро спущусь, - раздался сонный голос Джеймса. – Марлс, что так рано?
- А ты бы еще дольше спал, соня! – Марлин рассмеялась, а со второго этажа дома раздался смешок.

Лили Эванс. 1968 год.

- Доброе утро, мамочка, папочка, - рыжеволосая девочка вбежала на кухню, улыбаясь.
- Доброе утро, мое солнышко, - мама поцеловала дочь в щеку.
- Лили, ты опять взяла мою книгу? – раздраженная Петуния, сидя за столом, зло посмотрела на сестру.
- Да, прости. Этой ночью я не спала, а в комнате все книги прочитаны. Я верну ее тебе, - услышав в ответ молчание, Лили вздохнула. Вот и всегда так – ее сестра, казалось бы, должна быть ближе и роднее всех, ненавидит ее. Хотя, ненависть слишком громкое чувство, присущее лишь сильным колдунам из сказок, и то, иногда это чувство бывает обманом. Лили знает, что виной всему – ревность. Петуния очень ревнует сестру к родителям, ненавидит себя за то, что не такая, так сестра.
У Лили рыжие волосы, изумрудные глаза и потрясающая улыбка, а ее сестра, казалось бы, разучилась улыбаться, предпочитая ухмылкам и злым насмешкам. Несмотря на все это Лили очень любила ее и не желала ей ничего плохого.
- Я пойду погуляю, хорошо, мам?
- Да, дорогая.
Выбежав из дома, девочка пробежала мимо еще нескольких домов и, свернув на огромную лужайку, остановилась. Ее вдруг окружили птицы, снующие туда-сюда, а резкий порыв ветра растрепал ее волосы. Посреди лужайки появился мальчик, чьи кажущиеся черными глаза сияли радостью.
- Привет, - сказала Лили, улыбнувшись. – Знаешь, Северус, мне кажется…
- Тебе только кажется, - ответил он.