19:04 

Варенье из жимолости

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Название: Варенье из жимолости.
Автор: Артур Вознесенский.
Бета/Гамма: нет.
Пейринг: Северус Снейп/Гарри Поттер.
Рейтинг: R (за мат).
Жанр: Romance/Humor.
Размер: миди.
Статус: закончен.
Саммари: Золотой Мальчик вновь оказывается в ситуации, когда ему необходима помощь. И помощь никого иного, как его бывшего ненавистного профессора зельеварения, который уже много лет считается погибшим.
Предупреждения: AU, мат.

Размещение на других ресурсах только с согласия автора.

s40.radikal.ru/i087/1107/75/fad6e0e0f50b.jpg - коллаж от Greenwich в качестве обложки.

Пролог.


День незаметно перетек в ранний вечер. Закатное солнце окрасило кроны сосен в соседнем лесу оранжевым, пахнуло сыростью с легким горьковатым привкусом дыма. Кто-то развел костер неподалеку, но одного этого запаха было недостаточно для того, чтобы разогнать назойливую мошкару, так и норовившую впиться в незащищенные участки тела. Худой черноволосый мужчина, работавший в саду, отмахивался от мелких кровопийц рукой, сдувая со лба длинные, прилипающие к увлажненной испариной коже пряди. Он собирал жимолость - торопливо, стряхивая ягоды в чашку прямо с веток кустарника, стараясь успеть до того, как сумерки окончательно окутают своим непроницаемым покровом яркое закатное небо с проседью перистых облаков. На горизонте набухла влагой черная туча - ночью будет дождь.
Жимолость... Не то, чтобы он ее любил. Горьковатый вкус, вытянутые синие капли ягод, ярко-красный, словно кровь, сок, плохо отмывающийся с рук. Просто так повелось с тех самых пор, как ему пришлось поселиться здесь: посаженная кем-то жимолость цвела и плодоносила, и он шел собирать ягоды, жалея, что иначе к середине лета они опадут и сгниют на плодородной черной почве сада. В крайнем случае, можно было сварить варенье.
Оно, это варенье, у Северуса Снейпа всегда выходило отменным.

Глава 1.


Черный пес увязался за ним от самого рынка. Крутился рядом, фыркал, иногда садился на задние лапы и делал вид, что ищет что-то совсем другое, но не отставал ни на шаг. Снейп купил только пакет сахара и кое-какие приправы и травы, найти которые в лесу в это время года не представлялось возможным. Ничего, что могло бы привлечь столь пристальное собачье внимание. Однако, лохматая дворняга оказалась просто не по-собачьи настырной. Возможно, поэтому зельевар не удивился, когда в одном из безлюдных переулков на пути к дому пес перекинулся в не менее лохматого и грязного, однако вполне прилично одетого мужчину. Ну… почти не удивился.
- Узнаешь меня, Северус?.. – Хриплый, прокуренный голос с обертонами, которые скорее подошли бы рычанию разозленного Грейбека. – Ну, что молчишь, будто воды в рот набрал? Знаю, боишься…
Что ему нужно? Вернулся с того света, чтобы отомстить?.. Но за что мстить? Его хваленый крестник жив, магический мир спасен, а проклятый двуличный шпион и предатель, пусть и оправданный посмертно, лежит в могиле. По крайней мере, зельевар был убежден, что все считают именно так.
- Прошу прощения, но я вас не узнаю. – Спокойно, совершенно спокойно повернуться спиной к нежеланному собеседнику и пойти своей дорогой. Только бы не подвело самообладание. Надо было еще изобразить удивление в момент обращения, глядишь и сошло бы такое поведение за внезапную потерю памяти с невозможностью ее восстановления. Благо легилименции Сириус обучен не был.
- Что?! Ты, слизеринский… - Глухое ворчание, перешедшее в какое-то гортанное бульканье. Что-то потянуло сзади, мешая продолжить путь.
Северус обернулся. Так и есть: пес вцепился мертвой хваткой в край плаща и рычит, не пуская дальше. А ведь мог бы и в ногу вцепиться. Значит, не хочет причинять вреда. Интересно, почему… То есть нет. Совсем, совсем не интересно. Все, что может быть связано с этим блохастым ублюдком, его семейством, его знакомыми и всем тем миром, от которого Северус добровольно отказался – все это по определению не может быть интересным. И если Сириус и дальше не собирается предпринимать ничего, что могло бы угрожать жизни и здоровью Снейпа – тем лучше. Можно и дальше изображать абсолютное неведение и катастрофического размера провал в памяти. Зельевар остановился, и пес отпустил плащ, тяжело дыша и вывалив розовый язык из пасти. Второе обращение заняло чуть больше времени. Снейп терпеливо ждал, понимая, что уйти ему все равно не дадут.
- Послушай… Северус… - Надо же, тон почти примиряющий. – Мне некогда играть с тобой в эти игры. – Ну да, как будто Снейп первый начал. – Это я, Сириус. Да, я жив, но это я объясню позже…
- Зачем? Я не хочу этого знать. – Северус не без удовлетворения подметил изумление, промелькнувшее в глазах анимага. – Я вообще понятия не имею, кто вы. Прекратите задерживать меня, или я позову полицию! – Типичная маггловская угроза. И никакой, ни малейшей попытки достать волшебную палочку для самозащиты. От этой привычки пришлось избавляться годами, но оно того стоило. Сириус казался совершенно растерянным.
- Да что, черт подери, с тобой! Ты как будто… - Блэк явно перебрал в уме все, что могло случиться со Снейпом за прошедшие годы, и все-таки самостоятельно пришел к неутешительному выводу. – Черт… этого просто не может быть! Ты что, головой ударился?! Ты не мог взять и все забыть… просто забыть… ты… просто притворяешься, Нюниус!
Ну вот, в ход пошли оскорбления. Сдерживаться становилось все труднее, но Снейп терпеливо и тщательно сохранял на лице выражение некоторого отупления и совершенного непонимания.
- Прошу прощения, сэр… Но я все же собираюсь пойти домой.
Это «сэр», похоже, окончательно доконало Блэка.
- Слушай, ты… ты… Вспоминай немедленно! – Он вцепился в лацканы снейповского плаща так, словно от этого зависела его жизнь, и Северус подумал о том, что позвать полицейского было не такой уж и бредовой мыслью. – Слушай сюда! Это я! Сириус! Сириус Блэк, блядь! Вспоминай!
- Ну, с тем, что ты Сириус, блядь, я поспорить не могу… - сорвалось с губ прежде, чем Северус успел прикусить язык.
Сириус как-то нехорошо изменился в лице, и Снейпу стало понятно, что прокушенным подолом плаща он теперь не отделается. Да. К сожалению, как ни старайся, всегда найдутся привычки, зачастую опасные для жизни, избавиться от которых попросту невозможно…

Глава 2.


Заплаканная Джиневра Поттер сидела в гостиной, утопая в мягком кресле с потертой бархатной обивкой. С двух сторон ее утешали лучшие друзья семьи – Гермиона и Рональд Уизли. Снейп узнал в лицо всех, несмотря на прошедшие годы. И с оттенком злорадства отметил, что эти самые годы не сделали Джинни краше. Больше всех из семейства Уизли зельевар не любил именно эту рыжую выскочку. Может, потому что в принципе недолюбливал вот таких самоуверенных девиц, считающих, что весь мир вращается вокруг их смазливых мордашек, а потом превращающихся в скандальных домашних клуш. Может, после той памятной истории с дневником Тома Реддла. А может, просто потому, что был уверен – она испортит Золотому Мальчику жизнь, которую Северус так старался сберечь все эти годы. И вот, он оказался прав.
Остановившись чуть в стороне, после того, как переступил порог гостиной комнаты, Снейп безучастно посмотрел на Сириуса. Тот негромко окликнул Джинни, и женщина подняла покрасневшие, опухшие от слез глаза.
- Что… но как…
- Джинни… - Сколько терпения в голосе. Кажется, рядом с этой рыжей Уизли Сириус сколько угодно был готов строить из себя ангела. – Давай поговорим об этом после. Нам нужно увидеть Гарри.
- Гарри… - Глаза Джиневры вновь заблестели от слез, и Гермиона мягко опустила ладонь на плечо подруги. – Да, конечно, я вас провожу. Профессор, - она взглянула на Северуса, - спасибо, что согласились придти…
- Мистер Блэк был очень убедителен, - процедил зельевар, украдкой касаясь надежно скрытого от посторонних взглядов под рукавом и повязкой следа от собачьих зубов на левом предплечье. Именно там, ближе к запястью, где раньше красовалась метка. Что остановило Сириуса в тот момент, было Снейпу не совсем понятно. Возможно, понимание того, что однорукий зельевар вряд ли сможет чем-то помочь его крестнику.

Джинни попросила Гермиону и Рона подождать в гостиной. Оба не высказали никаких возражений – за все это время они не произнесли ни слова. Молчал даже обычно несдержанный Рон, хотя на его веснушчатом лице читалось неприкрытое изумление и непонимание, какого черта понадобилось Сириусу приводить этого «восставшего из мертвых» в дом Гарри. И теперь Гермиона лишь выразила молчаливое согласие обоих легким кивком головы. Снейп никогда не сомневался в умственных способностях Гермионы-в-девичестве-Грейнджер, по крайней мере до того момента, когда случайно узнал о ее бракосочетании с отпрыском рыжего семейства. Но, кажется, она весьма положительно влияет на своего мужа: с закрытым ртом Рональд Уизли не вызывал у Северуса никаких отрицательных эмоций.
В доме было тихо и пусто, из чего Снейп сделал вывод, что события, послужившие причиной его появления здесь, произошли достаточно давно. Иначе все комнаты были бы переполнены стенающими родственниками, суетой, никому не нужными разговорами и пересудами. Хватит с Северуса и бледной всхлипывающей Джиневры – как будто она сама не могла предугадать такого исхода событий.
Они втроем – Сириус тоже решил сопровождать зельевара, поднялись на мансарду, где была обустроена спальня. Пока Снейп с отсутствующим видом разглядывал скучные, в бледно-бежевую полоску обои, Джинни тихо пробормотала пароль, и дверь гостеприимно распахнулась, приглашая вступить в мягкий полумрак комнаты. Северус медлил. Он знал, что пожалеет, если переступит порог, но выбора не оставалось. Он сделал шаг.

И увидел то, чего больше всего боялся.

Глава 3.

Двойной агент, ветеран войны и просто профессор зельеварения с огромным стажем работы Северус Тобиас Снейп всегда гордился своим мастерством сохранять лицо в любых, даже самых непредвиденных обстоятельствах. Но только Мерлин, который почему-то, если верить присказкам, обязан знать все, и теперь один-единственный знает, чего это самообладание стоило Снейпу в этот раз, когда он взглянул на Поттера, перешагнув через порог мансарды. Или, правильнее было бы сказать, на то, что осталось от Поттера.

Нет, не то чтобы Северус не был в курсе произошедшего. Сириус посвятил Снейпа во все детали как раз после того, как почти отгрыз ему руку, пригрозил выпустить кишки, а потом заставил пойти в дом и перевязать рану, потому как от исцеления магическими методами зельевар отказывался принципиально. После Блэк еще пытался держать своего пленника под прицелом волшебной палочки, дабы Снейп не смог оказать сопротивления, или отомстить, но быстро сам отказался от этой идеи. Сопротивляться Северус даже не пытался, понимая, что его опять втянули в историю с чужими проблемами и деваться уже попросту некуда. Хотя бы потому, что неожиданно воскресать, а после мчаться на поиски того, кто предположительно должен быть мертвее мертвого из-за пустяка Сириус бы не стал, а значит, от цели своей не отступится.
Насчет воскрешения, правда, Северус пребывал в сильных сомнениях. В объяснениях Блэка присутствовал какой-то нереальный заворот сюжета со всеми этими заклятьями, Министерством, Аркой Смерти и некоей возможностью заставить эту самую Арку исторгнуть свою жертву живой и невредимой. Но, так или иначе, тот факт, что Сириус вполне реален и даже покушается на жизнь и здоровье зельевара, отрицать было нельзя, и Снейп решил отложить эту загадку на потом. А вот то, что случилось с Поттером, было отчасти… закономерным. Как можно было уловить из сбивчивого, и несколько косноязычного от волнения рассказа Сириуса, Поттер, хоть и обзавелся семьей, и даже тремя детьми, оправиться после войны до конца так и не смог. Особенно развитию проблемы поспособствовала «смерть» Северуса, в которой Герой Магической Британии винил только себя.
- Джинни рассказывала мне, что год от года Гарри становилось все хуже. Он несколько раз уходил из дома, все пытался изобрести способ воскрешать из мертвых, говорил что-то об артефактах, о новых заклинаниях… Но у него даже не было твоего тела, Северус, чтобы попытаться оживить тебя. Гроб хоронили пустым, решив, что тело уничтожили Пожиратели. Старшему сыну Гарри еще не исполнилось и двенадцати, а это сумасшествие уже обрело форму мании. Потом, когда все уже случилось… когда Гарри… в общем, его опыты помогли воскресить меня. Именно на них было основано то заклинание, возвращающее из Арки Смерти. Но тогда, когда это было нужно больше всего, меня не было рядом…
Снейп неопределенно хмыкнул. Еще не хватало, чтобы Блэк сейчас начал жалеть себя и плакаться на кухне в жилетку человека, которого еще недавно едва не лишил весьма важной части тела. Погруженный в свои страдания Сириус хмыканья не заметил.
- Джинни сказала, что все это становилось невыносимым. Я понимаю ее. Бедная девочка. Ведь она любила Гарри таким, какой он был раньше. Как же война ломает людей…
- К делу, Блэк. – Повязка была готова, и Северус не собирался тратить свое время на выслушивание бесполезного нытья. Так, по крайней мере, он определил это для себя. Может быть, ему просто не хотелось слышать, как все эти добрые, порядочные люди, какими все их считали, все эти друзья и близкие Золотого Мальчика не смогли, а вернее даже не особо и пытались помочь ему в трудную минуту. Разумеется, герои ведь всегда должны справляться сами. Блэк, по крайней мере, действительно не имел возможности как-то повлиять на Поттера, но куда смотрели остальные? Ждали чуда в лице воскресшего зельевара? Ну что ж, дождались. Северус усмехнулся. Сириус ответил ему недобрым взглядом, но рассказ свой сократил:
- В итоге Джинни решила подать на развод. Кажется, это стало последней каплей для Гарри. Я ни в чем ее не виню, бедная девочка и правда не знала, что делать. Гарри не обращал на нее внимания, да и для детей стал скорее «отцом на выходные». Он был просто одержим идеей вернуть тебя, Северус…
- И?.. – немного более нетерпеливо, чем стоило бы.
- Когда Джинни сообщила Гарри о своем решении, он просто кивнул, ушел и заперся в комнате. Джинни не хотела его беспокоить, думая, что ему нужно побыть одному и все переосмыслить, но он не вышел и к полудню следующего дня. Джинни постучалась к нему, ответа не было. Это обеспокоило ее, и она вскрыла дверь с помощью заклинания. Никто не знает, что он сделал с собой. Когда Джинни увидела его, он уже был таким…

И вот теперь Северус имел возможность воочию наблюдать, что значит определение «таким». Он видел «надежду магического мира» в самых разных состояниях: рассерженным и опечаленным, отчаявшимся, когда гриффиндорец уже не боялся повышать голос даже на ненавистного профессора зельеварения. Полумертвым, грязным, окровавленным после боя, когда добросердечная Поппи Помфри хлопотала над мальчишкой, залечивая раны и сращивая кости. Но сейчас… сейчас Снейп со всей определенностью мог бы сказать, что Гарри Джеймс Поттер мертв.

Глава 4.


- Я не понимаю, чего ты хочешь от меня, Блэк.
Снейп и Сириус уединились на небольшой уютной кухне дома Поттеров, чтобы поговорить с глазу на глаз после того, как зельевар тщательно осмотрел Гарри. Северус уже отказался от чая и теперь разозленно кривил губы и раздувал крылья носа, не зная, как бороться с вселенским недоумием, которое, казалось, настигло Сириуса и окончательно поглотило его и без того не слишком ясный разум.
- Я уже сотни раз объяснял: что-нибудь, что вернет Гарри в сознание. Мы все готовы оказать тебе любое содействие, помощь… неважно, в какую цену это встанет, просто сделай это.
- И я уже сотни раз отвечал тебе, Блэк: я не умею воскрешать!
- Он не мертв! – наконец взорвался анимаг. Сириус вскочил из-за стола и теперь упирался широко расставленными ладонями в край столешницы, едва не опрокинув собственную чашку с недопитым чаем. Северус взирал на него снизу вверх с легким раздражением. – Гарри не мертв! Он просто без сознания, в летаргическом сне, в…
- В коме, - услужливо подсказал Снейп. – А теперь, если бы ты был так добр сесть на свое место, Блэк, и прислушаться если не к голосу собственного рассудка, то к моим словам, то я бы объяснил тебе, что понятия не имею, что следует делать. Я не сотрудник Святого Мунго и даже не колдомедик. Я зельевар, и, Мерлиновы подштанники, я уже гребанное количество лет не являюсь официально живым! Я покинул магический мир, отказался от своего прошлого, и тот факт, что Поттеру что-то вступило в голову, не должен…
- Я тебя прошу, - голос Сириуса стал неожиданно мягким и тихим, заставив Северуса умолкнуть, не договорив, – мы все тебя просим. Мы уже сделали все, что было в наших силах, но Гарри, он хотел вернуть тебя. И это значит, что ты единственный, кто может сделать больше, чем все мы. Просто попытайся. Пожалуйста.
У Снейпа уже была заготовлена речь о том, что он не обязан помогать семье человека, отец которого сломал ему, Северусу, всю жизнь. Что он уже сделал все, что был должен еще во время войны, и теперь имеет, наконец, право на покой. Но было что-то в голосе Сириуса, такое, из-за чего все собственные доводы показались надуманными и незначительными. Что-то надломленное в словах человека, вновь получившего шанс обрести близких, и теперь теряющего эту надежду.
- Я ничего не обещаю… - произнесенное глухо, с неприкрытым раздражением. Снейп отвел взгляд, не желая смотреть на того, кто вновь вынудил его поступиться своими убеждениями, и только это лишило его возможности увидеть, как искорка надежды вновь разгорелась в серых глазах.

Зельевар остался на кухне один, когда Сириус ушел, чтобы поговорить с Джинни и сообщить, что Снейп попытается помочь Гарри. Как именно помочь, сам Северус даже не предполагал. Он вспоминал ощущения, которые нахлынули на него там, на мансарде, когда он увидел безжизненное тело, распростертое на чистых, даже накрахмаленных, словно в больнице, простынях. Эти ощущения до сих пор отзывались неприятным, горьковатым привкусом во рту, и Снейп невольно жалел, что отказался от чая. Привкус неудачи. Сначала Лили – он не сумел сберечь ее, он заставил ее отвернуться своими же собственными словами, а ведь все могло сложиться иначе. Он ничего не смог сделать, ни тогда, ни после, только вновь и вновь в кошмарных снах наблюдая, как навсегда закрываются зеленые глаза. Как будто в тот день Северус мог быть рядом и видеть каждое мгновение ее мучений. И вот теперь время совершило безумную петлю, повторяя ошибки прошлого. Не осталось никого, и ничего. Даже маленький обветшалый дом в Паучьем тупике за неимением владельца продали и снесли. Снейп ходил туда однажды, чтобы посмотреть на оставшийся ровный пустырь с участками выжженной травы и мелкой щепы. Старая фабрика неподалеку еще работала, хотя ее давно пора было закрыть, но детскую площадку, где произошла их первая встреча с Лили, давно разобрали, а рощицу, где они любили разговаривать, прячась в тени деревьев в солнечный полдень, вырубили. И вот, теперь единственное напоминание о счастливых днях, эти зеленые глаза, последнее, что желал увидеть Северус, прежде чем умереть, теперь они тоже закрылись, и надежда на то, что это не навсегда, кажется слишком глупой. Сейчас Снейп отчаянно, всей душой хотел бы зажать в руке маховик времени, раскрутить со всей силы и сказать себе, лежащему на полу этой проклятой Визжащей Хижины: «Умирай, умирай, пожалуйста». Не нужно бороться, не нужно приходить в сознание, останавливать кровь, с кашлем и хрипом отползая в сторону, и дрожащими пальцами нащупывая в кармане мантии противоядие, чтобы выжить. Не для того, чтобы понять – ты опять не справился, не уберег. Где-то в глубине души Северус понимал, что просто сбежал. Оставив все воспоминания, отказавшись от всего, что связывало его с прошлым. Наверное, тогда ему казалось, что избавив Поттера от своего присутствия, он сделает его счастливым. Ведь каждый, кто стал хоть немного, но по-настоящему ближе, уже давно не видит солнца. А Снейп видит. И это заставляет его ненавидеть себя еще больше.
- Джинни сказала, что не хочет здесь оставаться, поэтому она съедет в Нору на время, тем более, что дети давно там, а комнату освободит для тебя. – Сириус появился в дверях так внезапно, что погруженный в свои мысли Северус слегка вздрогнул. Годы брали свое: в последнее время зельевар стал намного менее внимательным, да и привычное хладнокровие нередко изменяло ему. – Я тоже думаю, что так будет лучше. Ей надо хоть немного придти в себя.
Снейп слегка поморщился, чувствуя себя так, словно проблему только что попросту переложили на его плечи, да так оно и было.
- Я живу в том же доме на площади Гриммо, уверен, ты его помнишь. Джинни не захотела там жить, и они с Гарри купили новый дом, так что мне сильно повезло – после моего возвращения я не остался на улице. Хотя я точно знаю, Джинни все равно помогла бы мне отыскать подходящую берлогу для холостяка… - Сириус был непривычно многословен, и Северус вдруг с удивлением понял: Блэк просто не знает как себя вести. Теперь, когда Снейп оправдан, и вся ситуация развернулась под другим углом.
- Конуру.
- Что?.. – Сириус осекся на полуслове и выглядел настолько обескураженным, что вызвал у Снейпа легкую усмешку.
- Подходящую конуру, Блэк. Для тебя – конуру, а не берлогу.
С полминуты анимаг просто таращился на Северуса, а затем расхохотался, демонстрируя в улыбке желтоватые зубы:
- А ты не лишен чувства юмора, да?.. – Он неожиданно хлопнул зельевара по плечу, отчего тот вновь поморщился. – Так я о чем… я могу тоже переехать сюда. Думаю, тебе будет одиноко… в таких обстоятельствах. И может понадобиться помощь. Ты только скажи, если что-то будет нужно…
- Блэк, - Северус перебил собеседника, не особенно церемонясь, и порядком устав от продолжительных разглагольствований впустую, - я никогда не жаловался на одиночество раньше, с чего мне опасаться его теперь? Если мне что-то понадобится, я вышлю сову или воспользуюсь каминной сетью.
- У тебя появилась сова?
- Еще нет, но думаю, теперь в ней возникла необходимость, - зельевар поднялся из-за стола, всем своим видом демонстрируя, что устал от расспросов. – А теперь, с позволения… мне хотелось бы навестить свой дом.
- Принести какие-то ингредиенты или книги?..
- Собрать жимолость, - сухо бросил Снейп, и покинул кухню, прежде чем Сириус успел бы спросить что-то еще.

Глава 5.


Дом встретил Северуса прохладой и знакомым ароматом нагревшейся за день древесины. Мужчина возвращался пешком, он отказался от аппарации, когда решил покинуть магический мир и жить, как обычный маггл, и теперь это практически вошло в привычку. Сначала было сложно, но упорства Снейпу было не занимать, как и принципиальности, и теперь обходиться без помощи волшебной палочки и заклинаний не казалось чем-то за гранью реального. Жизнь в этом месте, вероятно, могла сделать счастливым любого человека, желающего провести свои дни в спокойствии и уединении. Северус не выбирал специально, его больше волновало отсутствие бумажной волокиты, и вариант с добродушным старичком-магглом, подавшим объявление о срочной продаже старого дома, оказался просто идеальным. У пожилого бывшего фермера не было никакой родни и ничего за душой, кроме солидного возраста и желания скоротать последние дни, купив себе клочок земли как можно дальше от города, и возделывая маленькую делянку возле собственной хижины. Уютный дом, пусть даже с садом, но в черте города, не подходил для этих целей, тем более что, по словам старика, он был слишком большим для одного человека, и навевал ощущение одиночества. Снейп мог бы с этим согласиться, но пресловутое одиночество не тяготило его, и он, не торгуясь, заплатил магглу нужную сумму, получив в свое владение документ на недвижимость с подписью, прописку, и дом с садом в придачу.
Прикрыв за собой тихо и уютно скрипнувшую дверь, зельевар разулся, и бесшумно ступая по настеленным ковровым дорожкам, прошел в кухню. Повесив плащ на спинку стула, и оставшись в слегка потертом, но добротного вида сюртуке, он тщательно вымыл руки с хвойным мылом и принялся искать что-то на нижней полке буфета. За годы жизни в этом доме Северус наизусть изучил расположение каждого предмета; каждой мелочи было отведено свое собственное место, и все содержалось в полном порядке. Вот и теперь пальцы правой руки нащупали на полке жестяную банку с чайным сбором – листьями смородины, мятой, мелиссой и другими компонентами, левая рука свинтила крышку и перехватила банку удобнее, чтобы насыпать сушеный сбор в чайничек для заварки. Для этих привычных движений не требовалось никакого сосредоточения, и мысли зельевара витали где-то далеко. Сначала выпить чашку крепкого, душистого чая. Затем, и только затем продумать план дальнейших действий, на ясную, насколько это вообще теперь возможно, голову. Северус Снейп ощущал странную усталость, надавившую на плечи, когда он осторожно отпивал глоток за глотком крепко заваренный несладкий напиток.

Кажется, он все-таки заснул в кресле, потому что голова немного гудела, как будто переполненная тяжелым свинцом, а длинные оранжевые полосы, стелющиеся от оконной рамы по деревянной обшивке стен, не оставляли сомнения в том, что солнце уже садится. Сириус отчасти был прав, когда говорил, что Снейп хочет забрать из дома некоторые книги и вещи. Привычка варить зелья в свободное время оказалась сильнее, чем желание расправиться со всем, что напоминало о прошлом, и мужчина все же хранил в доме кое-какие ингредиенты и реагенты, которые ему удалось купить или сберечь. Он наизусть знал все книги в небольшой библиотеке, которую тщательно собирал, смешав на одной полке волшебную и маггловскую литературу, и с самого начала мог определенно сказать: ничего, что может помочь Поттеру, там нет. И все же не мог не прихватить некоторые сборники рецептов, инструкции и собственную записную книжку, в которой не было ничего личного, зато были важные пометки и наблюдения. Снейпу нужно было что-то в качестве отправной точки, что-то, от чего он мог отталкиваться в своих изысканиях.
Поднявшись с кресла и морщась от тянущей боли во всем теле, зельевар неторопливо собрал в небольшой чемодан все, что отложил, чтобы забрать с собой, в том числе кое-какую одежду и необходимые мелочи. Если уж ему придется смириться с тем, что несколько дней, а может и недель, он будет жить в доме Поттеров, то, по крайней мере, не стоит обременять себя постоянными возвращениями. Закрыв чемодан, Северус не выдержал и потянулся, едва не застонав от того, что боль только усилилась. Мышцы затекли в кресле, и теперь не оставалось иного выхода, как терпеть. Помедлив, мужчина перепроверил наличие волшебной палочки – теперь она ему точно пригодится, и поставил сверху на чемодан увесистую коробку. Ее можно было бы принять за коробку с какими-нибудь порошками или травами, если бы Снейп сам совершенно точно не знал, что внутри только ягоды и сахар. Он не обманул Сириуса, сказав, что уходит, чтобы поработать в саду. Днем, после чая, и как раз перед тем, как забыться коротким, не приносящим отдохновения сном, уставший от эмоционального всплеска, он покинул дом и направился к кустам жимолости, кудряво разросшейся у крепкого деревянного забора. Целые грозди синих капель свисали с тонких веточек, и Северус присел на корточки, поставив чашку в траву и принимаясь обирать сочные ягоды. Некоторые, особо спелые, лопались прямо в руках, окрашивая бледную изжелта кожу темно-розовыми и ярко-красными пятнами. Чуть в стороне, справа, рос пышный куст белого шиповника, насыщая летний воздух тяжелым сладким ароматом. В белых цветках жужжали пчелы, возились толстые блестящие жуки. Один из жуков, басовито зажужжав и расправив надкрылья, взлетел, но не рассчитал траектории полета и запутался в волосах зельевара. Снейп достал жука и прежде чем отпустить, долго разглядывал тонкие лапки с хватательными крючками на концах. Сейчас все ягоды собраны, на кустах остались только самые зеленые и незрелые, те, что еще только собираются начать наливаться легким пурпурным оттенком, постепенно переходящим в благородную синеву. Вещи тоже собраны, поэтому оставаться в доме и далее – совершенно бессмысленно. Снейп не любил терять время впустую, а еще больше не любил прощаний. Почему-то на мгновение ему показалось, что дом будет скучать без него, но мысль была настолько непростительно глупой, что мужчина даже разозлился. Крепко заперев входную дверь, он взял чемодан за ручку и аппарировал по нужному адресу.

Глава 6.


Всю ночь шел дождь. Он барабанил по крыше, по оконным скатам, вливался тугими струями в водосточные трубы и стекал на черную, насквозь пропитавшуюся влагой землю. Он мешал работать. Раньше отдаленный шум дождя за окном всегда умиротворял Северуса. В такие дни, если он не был в подземельях Хогвартса, а, допустим, проводил дни каникул в своем доме в Паучьем тупике, он всегда брал в руки книгу, накрывал пледом усталые ноги, но не читал, вместо этого лишь прикрывая глаза и вслушиваясь, вслушиваясь в шелест бегущей по водостокам воды. Но в эту ночь все было иначе. Раздраженный зельевар метался по слишком тесной для таких резких движений кухне и не мог сосредоточиться. Казалось, что даже стены дома слегка дребезжат, рассеивая внимание, мешая собрать воедино разбегающиеся мысли. Несколько раз Снейп открывал свою записную книжку и пытался составить хоть какой-нибудь план, но все попытки проваливались еще в самом начале. Ему не спалось, несмотря даже на сильную усталость и боль в напряженной спине, а томительно медленно передвигающиеся стрелки часов, как будто собирались и вовсе остановиться, не позволяя наступить спасительному рассвету.
Было уже три или четыре часа утра, когда шум внезапно прекратился, так резко, что на мгновение Северусу показалось, будто он оглох. Затем откуда-то издалека донеслось тихое журчание образовавшихся из дождевых потоков ручейков, и дом надсадно скрипнул от самого основания и до покатой крыши, точно так, как мог бы вздохнуть уставший от жизни старик, неожиданно разбуженный звонкими голосами детей. В этот момент Снейп осознал, что за всю ночь ни разу не поднялся наверх, чтобы проверить, как там Поттер.
Гладкое полированное дерево лестничных перил холодило кожу ладони, когда зельевар неторопливо поднимался по высоким ступенькам лестницы. После бессонной ночи все мышцы налились тягучей болью, и мужчина ощущал нечто, очень похожее на раздражение – все эти Уизли во главе с Блэком, наверняка дежурили бы у постели их обожаемого Гарри денно и нощно, не прерываясь на обед и ужин. Сам Снейп совершать подобный подвиг не собирался с самого начала, и более того, считал бессмысленным: к чему тратить время на наблюдение за бессознательным телом, когда намного важнее попытаться отыскать что-то, что могло бы действительно помочь. И все же, он не мог не признать, что стоило хотя бы раз за эту ночь заглянуть на мансарду, и просто убедиться, все ли в порядке.
Перед отъездом Джинни сняла запирающее заклятье, и сейчас дверная ручка легко повернулась в ладони зельевара, открывая путь в мягкий полумрак комнаты. Вряд ли Поттер мог что-то услышать, по словам Сириуса, он совершенно не реагировал на происходящее вокруг, но Северус почему-то задержал дыхание, как будто не желая разбудить спящего. Осторожно прикрыв за собой дверь и ступая почти бесшумно, он прошел к единственной стоявшей здесь двуспальной кровати. Бледное лицо Гарри белело в темноте, почти неузнаваемое без привычных очков, с этими заострившимися скулами и запавшими глазами. С прошлого визита Снейпа ничего не изменилось – Поттер оставался совершенно неподвижным, и только слабое дыхание и сердцебиение давало понять, что он еще жив. Помедлив, зельевар огляделся и медленно опустился на стул, явно специально поставленный возле постели больного для таких визитов. Здесь было тихо, не считая порывов ветра, шуршащего по карнизу крыши и гудевшего в каминной трубе. Но звуки эти были глухими, и словно не принадлежали к этому крохотному миру, ограниченному стенами мансарды. Тишина не казалась пугающей, она не давила, и Северус не спешил уходить, вглядываясь в темноте в исхудалое лицо Гарри. Уже давно не мальчик – мужчина, Поттер, однако, не приобрел окончательного сходства со своим отцом. Не обзавелся ни широким из-за легких залысин лбом, ни глубокими складками, что пролегли бы от уголков губ к крыльям носа. В его чертах так и не появилась присущая возрасту жесткость, и пролетающие годы не имели над ним власти. Снейп смотрел и видел все те же непокорные вихры черных волос и длинные ресницы, узкие крылья носа и плавную линию обычно таких ярких, а теперь побледневших почти до синевы губ. И… шрам. Он никуда не исчез, и зельевар невольно подумал о том, причиной скольких неприятностей для Гарри стал этот тонкий росчерк, оставленный смертельным заклятьем. Сколько боли принес, когда темный лорд пытался завладеть сознанием мальчика. Северус пытался тогда уберечь его, сделать сильнее с помощью долгих изнурительных тренировок… Тогда это казалось единственно верным решением, но так ли это помогло? Сумел ли он вообще хоть как-то помочь? Поддавшись неожиданному порыву, Снейп протянул руку, но сразу замер, сомневаясь. И все же сухие холодные пальцы коснулись бледного лба, очерчивая шрам в виде молнии, слегка, совсем слегка касаясь отросших черных волос, поглаживая, как можно было бы гладить по голове ребенка. Убрав руку, Северус отвернулся, чувствуя странное, сдавливающее ощущение в груди. По-прежнему стараясь не шуметь, он поднялся со своего места и, не оглядываясь, вышел из комнаты.

Глава 7.


На горизонте еще только начинала пробиваться белесая полоса рассвета, отчего воздух сразу стал прозрачнее и чище, а зельевар уже покинул дом, чтобы аппарировать на Косую Аллею. Не нужно было обладать даром предсказания, чтобы понимать – только проснувшись, Сириус сразу поспешит в дом крестника с проверкой. Под каким углом ни смотри на все произошедшее, какие условия ни приплетай, первое впечатление все равно остается самым сильным и избавиться от него очень сложно, если возможно вообще. Блэк по-прежнему не доверял Снейпу. Как бы ни пытался анимаг изменить свое отношение, но события прошлого налагали свой отпечаток, ограничивая узкими рамками убеждений даже самые лучшие и искренние побуждения. Уважения были достойны уже и эти попытки, хотя Снейпу, по большому счету, было безразлично, насколько тепло относится к нему Сириус. В любом случае, меньше всего сейчас он хотел подвергаться расспросам и вообще беседовать с кем бы то ни было. Необходимость сделать кое-какие покупки послужила достойной причиной для ухода, который, конечно, все равно, и зельевар это отчасти понимал, выглядел, как побег.

Оказавшись в тени одного из небольших, словно игрушечных домиков Косой Аллеи, Северус почувствовал себя лучше. В такое время на улице было мало людей, и он мог не опасаться чрезмерного внимания к своей персоне. Впрочем, в предупреждение случайных и нежеланных встреч, он немного поработал над своей внешностью. Потрепанная коричневатая мантия, найденная в шкафу у Поттера, была немного узка в плечах, но зато подшитый к воротнику капюшон надежно скрывал волосы, которые зельевар вдобавок подвязал шнуром на затылке, и большую часть лица. Легкий морок слегка изменил характерные черты и добавил короткую темную щетину на щеках и подбородке, превращая Снейпа в одного из неприметных прохожих, или приезжих путешественников, которых в торговом квартале в любое время было предостаточно. Изменения в стиле походки дались сложнее – Северус привык к своему размашистому шагу с плавными движениями плеч и взмахами рук, но теперь, дабы не привлечь чужие взгляды, пришлось сдерживать себя, и передвигаться, как казалось самому зельевару, медленно и как-то скованно. Впрочем, немного потерпеть, пока все дела здесь не будут завершены, не представлялось столь непосильной задачей.
Первым делом он направился в магазин, где продавали различных домашних животных, по большей части фамилиаров, а главное – хорошо обученных почтовых сов. Небольшой закуток, до потолка заставленный различного размера клетками, коробками и стеклянными террариумами, встретил Снейпа разноголосым гомоном, хлопаньем многочисленных крыльев, шуршанием, скрипом клювов и скрежетом когтей, вскриками, принадлежащими непонятному животному, и характерным запахом, который витал по всему помещению. Стараясь не вдыхать слишком глубоко, Северус прошел к стойке, за которой скучала симпатичная ведьма средних лет, и положил на деревянную тарелочку несколько блестящих сиклей. Разумеется, из собственного кармана. Начинать разговор с Сириусом о непредвиденных тратах Снейп не стал, а тот, судя по всему, обсудить такие очевидные вещи сам не догадался. Идти в Гринготтс было бессмысленно: проще сразу заявиться в Министерство с официальным заявлением о своем возрождении. К счастью, у зельевара оставались кое-какие сбережения в магических галлеонах. Порой он сам поражался своей предусмотрительности.
- Почтовую сову, пожалуйста.
Ведьма окинула мужчину безразличным взглядом, не задержав его больше, чем на несколько секунд. Снейп мысленно выдохнул – морок действовал.
- Выбирайте, мистер… у нас осталось всего шесть, новый привоз будет только завтра, а пока можете посмотреть тех, что остались. Вы предпочитаете сову или сыча, а может быть филина? – Женщина явно старалась помочь покупателю сделать хороший выбор. – Какой цвет оперения вам больше нравится? А характер? Поспокойнее, или может активный? Вам нужно для себя, или…
- Мне нужно, чтобы эта птица приносила почту.
Продавщица уставилась на Северуса, удивленно моргая. Сообразив, что ее только что перебили, и притом довольно жестким образом, она поджала и без того тонкие губы, медленно процедив:
- Клетка нужна?
- Самая простая.
Спустя две минуты зельевар уже шагал по улице, крепко придерживая за металлическое кольцо небольшую клетку с новым питомцем.

После были многочисленные прилавки со всевозможными ингредиентами для зелий: травами и порошками, семенами и плодами, частями различных растений и животных: жиром, шерстью, осколками когтей и рогов. Снейп старался брать всего понемногу, отбирая те компоненты, которые входили в состав сразу нескольких зелий, стараясь не покупать слишком дорогие, которые можно было легко заменить более дешевым эквивалентом. Некоторые магазинчики заманивали покупателей кричащими вывесками и коробками, выставленными прямо на улице, некоторые напротив, таились в таких закутках, где их мог найти только знающий человек. Кое-какие микстуры и порошки, которые могли послужить реагентами или основой для зелий, Северус приобрел в местной аптеке. Уже совсем рассвело, и Косая Аллея заполнилась людьми: волшебниками и ведьмами, покупателями и праздными зеваками, ярмарочными зазывалами и воришками, которые, стоит зазеваться на миг, стащат и кошелек с новенькими галлеонами, и дорогие старинные украшения, которые им только удастся углядеть на чужих шеях и пальцах. Снейп хорошо знал это место, поэтому небольшая сумка, которую он взял с собой, чтобы сложить покупки, надежно застегнутая на все замки, покоилась под мантией, прячась от посторонних глаз. Клетка с недовольно нахохлившейся, но внимательно оглядывающейся по сторонам птицей покачивалась с той же стороны, предупреждая любое желание кого бы то ни было сунуться за легкой наживой.
Зельевар уже устал от сутолоки и многоголосого шума. Утром, когда в посвежевшем после дождя воздухе можно было расслышать щебетание одинокой пичужки, он ощущал себя намного спокойнее, а сейчас приближающаяся головная боль давала о себе знать усиливающейся ломотой в висках. Нужно было возвращаться, но Снейп собирался зайти в еще один неприметный магазинчик на своем пути. Раньше он не раз покупал там неплохие пособия по изготовлению зелий и подготовке ингредиентов, помогавшие ему составлять план занятий. Возможно, и сейчас найдется что-то, что сможет оказаться полезным.
Приоткрыв низкую, плохо поддающуюся дверь магазинчика, Северус проскользнул в прохладный полумрак. Здесь пахло пылью и чем-то неуловимо приятным. Влажный, и как будто густой, как желе, воздух застыл в неподвижности. Дверь захлопнулась за его спиной, тут же отрезая от внешнего мира, словно выключая все посторонние звуки. Где-то в углу, среди кипы бумаг и свитков, раздалось тихое шуршание, а затем торопливые, шаркающие шаги. Продавец, или как он сам любил себя называть, «библиотекарь», низенький старичок с блестящей лысиной и живыми, цепкими глазами, приблизился к посетителю.
- День добрый, добрый… - Его высокий, немного дребезжащий голос, как ни странно, казался довольно приятным, а руки постоянно характерным жестом потирали одна другую. – Чем могу быть полезен, молодой человек?..
- Возможно мне понадобится ваш совет. – Снейп еще не был уверен, что именно собирается попросить, а старичок уже вкрадчиво интересовался:
- Что-нибудь про зелья, верно?.. – Улыбка не сходила с гладко выбритого морщинистого лица. Северус замер. В желудке все свернулось в тугой, жгучий узел – неужели узнал? Заметив замешательство мужчины, продавец поспешно добавил: - Ваши руки. Ваши руки вас выдают.
Зельевар медленно выдохнул. Он не накладывал морок на свои руки, и узкие кисти с длинными пальцами и коротко стрижеными ногтями, характерными пятнами от зелий и различных веществ, намертво въевшимися в кожу, остались прежними. Старик просто догадался о роде его деятельности по виду рук. Следуя за семенящим вглубь магазина библиотекарем, Снейп ощутил, как холодит виски и лоб выступившая испарина.

Глава 8.


Северус задумчиво листал пособие по изготовлению зелий из антенницы жгучей. Клетка с птицей, возившейся на узкой жердочке в попытках вычистить перья, стояла на свободной полке, и ничто не мешало Снейпу сосредоточиться на поиске нужной книги. Он пересмотрел уже не один десяток самых разных учебников и научных работ, методичек и сборников рекомендаций по зельеварению, но до сих пор не нашел ничего, что могло бы вызвать хоть какой-то интерес. Библиотекарь по его просьбе уже подобрал несколько увесистых фолиантов по колдомедицине, травологии и даже заговорам, однако от последних зельевар отказался, пролистав первые несколько страниц – он еще не дожил до тех лет, когда можно начинать верить в подобную чушь. Некоторые из книг по колдомедицине, впрочем, оказались вполне сносными, и Снейп отложил их, чтобы позже просмотреть более тщательно, а возможно, даже купить.
Спустя еще час, увесистая коробка, в которой ровной стопкой были сложены покупки, ожидала на прилавке, пока продавец подсчитывал нужную сумму на старинных счетах, глухо гремевших нанизанными на проволоку деревянными костяшками. Зельевар терпеливо ожидал, перебирая в уме покупки и перепроверяя, не забыл ли он что-нибудь важное. Легкое прикосновение к локтю заставило его взглянуть на старичка-библиотекаря. Тот мялся, явно сомневаясь, стоит ли начинать разговор. Он поминутно оглядывался, но в затененном помещении магазинчика было совершенно пусто, и Снейп вопросительно приподнял брови.
- Молодой человек, - наконец, решился тот, - не хотелось бы вас обременять, но тут такое дело… - Он вновь замолк на пару мгновений и, вздохнув, вытащил из-под прилавка потрепанную книжицу с пожелтевшими от времени страницами и темно-зеленой картонной обложкой. – Вас, наверное, это может заинтересовать. Ничего дурного в этой книге нет, просто…
- Говорите, - как можно более мягко постарался подтолкнуть старика зельевар.
- Это сборник рецептов, старое издание, самое первое, с пометками автора, - покачал седой головой библиотекарь. - Дело в том, что Министерство подвергло некоторые страницы этой книги цензуре, сочли неприемлемым для широкого круга, так сказать. Ну, вы же понимаете, галлюциногены, яды… Они выпустили новое издание, а старые мы должны сжечь или сдать на переработку. Я понимаю, что это не совсем законно, но ведь не будет ничего плохого, если вы купите эту книжку? Уже приобретенные издания никто не станет искать. Вот, эта у нас последняя… - он ненавязчиво подтолкнул сборник к Снейпу, глядя на него такими глазами, как будто пытался всучить на содержание больного щенка.
Северус пробежался взглядом по потертой обложке, но ни название, ни имя автора разглядеть было невозможно.
- Сколько она стоит?
- Пару кнатов, - махнул рукой библиотекарь, просияв так, словно только что спас от уничтожения бесценный раритет. – Вы уж ее возьмите, пожалуйста, молодой человек, пусть хоть на полке стоит, все не в костер.
Зельевар кивнул, молча положив книжку на самый верх стопки и расплачиваясь за покупки. Теперь ему предстояла долгая, и вполне возможно, бесплодная работа. Но начало было положено, а отступаться Снейп не привык.

Как и предполагалось, к возвращению зельевара Сириус уже был в доме. Анимаг выглядел отчего-то немного раздраженным, и явно собирался высказаться по поводу внезапного ухода Снейпа, но умолк, когда на столе появились клетка с птицей, коробка с книгами и холщовые мешочки с разнообразными ингредиентами для зелий, которые Снейп просто вывалил из сумки на край столешницы.
- Ты ходил на Косую Аллею, Северус? Но тебя могли узнать…
- Я позаботился о том, чтобы этого не произошло.
Блэк удивленно разглядывал все приобретения, морща нос и приподнимая брови. В этот момент он очень походил на заинтересованного пса, разве что не обнюхивал ничего, но один мешочек украдкой потрогал, что не укрылось от внимательного взгляда зельевара. Впрочем, тот ничего не сказал по этому поводу, просто отодвигая ингредиенты подальше. Сириус хмыкнул, покосившись на старую поттеровскую мантию, которая теперь висела на спинке стула.
- Старые привычки шпиона, да, Северус?..
По тому, как потемнел взгляд бывшего декана Слизерина, Сириус понял, что сказал что-то не то. В воздухе повисло неловкое молчание. Снейп развернулся спиной к Блэку, принимаясь разбирать покупки. Кухня теперь оказалась в его полном распоряжении, и он собирался все устроить по своему удобству, чтобы облегчить себе процесс работы. Переставляя разные баночки, склянки, пересыпая порошки и перекладывая коробочки с различным содержимым, Северус чувствовал пристальный взгляд анимага, который буквально прожигал его спину. Сириус явно осознал свою промашку, но понятия не имел, как подступиться с извинениями. Он привык к язвительным комментариям Снейпа, и теперь неожиданное молчание действовало угнетающе. Еще несколько минут пролетело в абсолютной тишине, не считая тихого позвякивания стеклянных бутылочек, которые зельевар расставлял на полке, прежде чем послышался негромкий, хриплый голос Блэка:
- Зачем ты вообще это сделал? В смысле… ушел вот так. Я понимаю, что вы все тяжело пережили эту войну, но ведь все закончилось. Джинни все мне рассказала, я много разговаривал с ней о тех днях…
- У меня были причины, - отрезал зельевар, пересыпая жучиные глазки в жестяную баночку.
- Причины? Какие причины? Северус, у тебя никого там нет, среди магглов! И даже не думай, что я поверю, будто твоя полукровность…
- Состояние моей крови не должно тебя волновать, Блэк! – Снейп развернулся так стремительно, что Сириус не успел отпрянуть, едва не сталкиваясь с зельеваром носами. – Да неужели… никого нет… а кто у меня есть здесь? Кто? Может быть, мне следовало напроситься к Поттеру в добрые дядюшки и навещать его семейство по субботам и воскресениям?! – Северус шипел, как рассерженная змея, сузив черные глаза так, что они казались тонкими щелочками. Сириус не остался в долгу, обнажая верхний ряд зубов с утробным рычанием, зарождавшимся где-то в глубине горла…
И в следующую секунду напряжение вдруг оборвалось. Снейп не сразу сообразил, что это хрустнули в бумажном пакетике сушеные гусеницы, которых он придавил рукой. Блэк сразу как-то обмяк, отводя взгляд.
- По крайней мере, может быть, с Гарри все было бы в порядке, - пробормотал он едва слышно.
Северус тяжело дышал, все еще отходя от вспышки гнева. Присутствие Сириуса его раздражало, но он не видел смысла продолжать бесполезную перепалку. Отстранившись, зельевар высыпал шелуху, в которую превратились гусеницы, в банку и устало закрыл глаза.
- Ммм… знаешь, я сегодня еще ничего не ел. Голодный … как собака.
Снейп развернулся, возможно, чуть более резко, чем следовало бы. Анимаг вскинул вверх ладони в примиряющем жесте.
- Я просто предложил пообедать! Что в этом такого?
И услышал в ответ насмешливое хмыканье.

Глава 9.


Разумеется, доверять процесс готовки Сириусу зельевар не стал. Не хватало еще отравиться. Во время своей прогулки по Косой Аллее продукты он не купил, поэтому пришлось обойтись тем, что оставалось в закромах у Поттеров, однако и при таких условиях обед вышел вполне сносным. Блэк так удивлялся способности Снейпа готовить, будто никогда не знал, что в искусстве зельеварения точно так же необходимо следовать рецептам, порой добавляя толику творчества. И даже если упустить этот очевидный аспект из внимания, неужели он думал, что все эти годы Северус питался какой-нибудь маггловской заварной лапшой? Снейп видел такую в магазине пару раз, уже изучил состав и пришел к выводу, что для употребления в пищу она непригодна.
Когда все было готово, и волшебники уселись за стол, Сириуса вдруг прорвало. Анимага интересовало буквально все: и каково это, жить без магии, и как зельевару удавалось скрываться такое долгое время, и что он собирается делать потом, и, главное, как он намеревается излечить Гарри. Привычка обедать в одиночестве подразумевала тишину во время трапезы, поэтому постоянная неумолкающая болтовня Сириуса выводила Снейпа из себя. Блэк же словно после воскрешения не мог наговориться, насладиться тем, как подрагивает от звуков голоса гортань, как легко проходит воздух в легкие. Северус его восторга не разделял, и в итоге они вновь сцепились, после чего обиженный Сириус вернулся к себе на площадь Гриммо. Впрочем, успев до этого прикончить все, что лежало не его тарелке.

Оставшись в одиночестве, Снейп, наконец, смог приняться за работу. Он собирался сварить несколько укрепляющих и восстанавливающих зелий, которые в любом случае должны были пригодиться, а затем проглядеть, по возможности, всю литературу, которую удалось захватить с собой, купить, и какая обнаружится в доме Поттеров. Доставая некоторые необходимые ингредиенты, зельевар наткнулся на чашку с непонятным содержимым. Он успел уже позабыть, что взял с собой собранные ягоды, и они немного обмякли, хоть и хранились на холоде. Вздохнув, Северус высыпал их в подходящую тарелку и как следует промыл. Отыскав прибранный пакет с сахаром, он всыпал нужное количество в кастрюлю для варки, залил водой и поставил на огонь, чтобы приготовить сахарный сироп. Все это время Снейп чувствовал, что за ним наблюдают. Птица, тихо сидевшая на своей жердочке, неотступно следовала взглядом круглых желтых глаз за каждым движением мужчины. Присев за стол, чтобы нарезать подготовленные листья папоротника, Северус все же рассмотрел свое новое приобретение. Это был филин, довольно маленький для своего вида, его размеры на глаз не превышали шестнадцати дюймов, с густым темно-серым оперением. Перьевые ушки над круглой головой птицы смешно топорщились в стороны, а острый и крючковатый клюв поблескивал глянцевой роговицей. Филин переступил лапами под взглядом зельевара, демонстрируя внушительного размера когти, и нахохлился. Северус постарался больше не отвлекаться на посторонние вещи, занявшись своей работой, но, несмотря на это, немигающий птичий взгляд еще долго преследовал его в мыслях.
Когда закатное солнце окрасило стены кухни в розоватый оттенок, почти все было готово. Составив в морозильник несколько склянок, чтобы остудить зелье до нужной температуры, Снейп убавил огонь под кастрюлей, в которой кипел сироп и всыпал в сладкую вязкую жидкость потемневшие ягоды, накрыв затем будущее варенье крышкой. Филин немного оживился, чувствуя приближение ночи, и Северус распахнул окно, после отпирая и дверцу клетки, чтобы пернатый мог вылететь на охоту. Тот помедлил, но затем спрыгнул со своего насеста и, неловко переваливаясь, перебрался на подоконник. Хлопнули широкие крылья, и птица взмыла в закатное небо, вскоре растворяясь где-то среди плотно нависших над землей облаков. Оставив окно приоткрытым – в кухне ощутимо пахло ягодной сладостью и едкой мятой от зелий, - зельевар взял захваченную из дома мазь для притираний и отправился с ежедневным визитом к Поттеру.
На мансарде ничего не изменилось, да Северус и не ждал этого. В этот раз он прошел в комнату без особых церемоний и присел не на стул, а на край постели, откидывая одеяло, которым был накрыт Поттер. Все же маггловская медицина довольно примитивна, и магия лучше во многих аспектах, в частности, она позволяет избавиться от такой неприятной, и даже опасной вещи, как пролежни. Но в некоторых случаях, не стоит упускать и те возможности, которые преподносят даже самые малоэффективные методы лечения. Так, Снейп усовершенствовал рецепт одного из известных притираний, которое при классическом варианте изготовления поддерживало мышцы в рабочем состоянии, а с нововведениями – очищало и лучше разгоняло кровь, насыщало организм кислородом и тонизировало кожу. Нужно было осмотреть Поттера и натереть его принесенной мазью, за что Северус и взялся с присущим ему тщанием.
Должно быть, мадам Помфри не справилась бы лучше, но ей зачастую приходилось работать сразу с несколькими пациентами, а у Северуса был только один, сполна получавший все внимание зельевара. Кожа, по которой скользили длинные сильные пальцы, втирая слабо пахнущую ментолом мазь, была мягкой на ощупь. Не такой мягкой, какая бывает у детей или девушек, не дряблой, как у стариков, а упругой и слегка прохладной. Снейп не стал раздевать своего подопечного окончательно – ограничился тем, что снял пижамную куртку и закатал штаны до колен. Растерев, как следует, все тело Гарри, он натянул одежду обратно и поправил одеяло, плотно закрывая наполовину опустевшую баночку. Левая рука Поттера теперь лежала поверх одеяла вверх запястьем, расслабленно раскрыв ладонь. Северус хотел поправить ее, но вместо этого зачем-то мягко сжал полусогнутые пальцы.
- Все будет в порядке, - он сам не узнал свой неожиданно охрипший голос.
Поднявшись на ноги и поправив одеяло, там, где он помял его, присаживаясь, Снейп покинул комнату.

Ближе к ночи, когда все вокруг уже окутали сумерки, вернулся Сириус, с виноватым видом и бумажными пакетами в руках, под предлогом навестить Гарри. Пока Блэк отсутствовал, Северус изучил пакеты, в которых, к большой неожиданности зельевара, обнаружились продукты. Спустившись с мансарды, Сириус тут же поинтересовался, нельзя ли ему остаться на ужин. Уловив полный скептицизма взгляд Снейпа, он, наконец, признался, что Кикимер опять приготовил какую-то дрянь, и вообще в доме на площади Гриммо очень уныло в одиночестве. Северус взял себе на заметку подумать над тем, как избежать полного переселения анимага в дом к Поттерам, потому как постоянного соседства Блэка он просто не вынесет.
В этот раз, впрочем, зельевар заговорил сам. Промокнув тонкие губы салфеткой, он, как бы между прочим, поинтересовался:
- Как тебе удалось меня найти, Блэк?
- Сириус. Зови меня Сириус, в конце концов, мы ужинаем за одним столом, а ты до сих пор обращаешься ко мне по фамилии. – Судя по взгляду, брошенному Снейпом на анимага, попытка наладить дружеские отношения оказалась провальной, и Блэк поспешил перевести тему: - Я изначально знал, что ты не мертв, а это серьезно облегчило поиски. Понимаешь, там, в Арке Смерти, время течет совсем по-другому, и ощущения… все иное. Ты словно часть общего. И если бы ты был мертв, я мог бы ощутить тебя. Просто знал бы, что ты тоже умер. Но тебя там не было.
- Разумеется, меня там не было, я ведь не падал в Арку Смерти, пронзенный заклятьем Беллатрисы, - хмыкнул Северус.
- Какая разница, - Сириус даже не огрызнулся на язвительное замечание собеседника. Было видно, что он с трудом подбирает слова. – Я мог почувствовать всех, кто погиб. Ремус был там, и Джеймс, и… другие, – его голос сорвался, но помолчав, Блэк продолжил говорить. – Я не могу описать то, что находится там, в этой Арке. Заклятье, которое должно было меня убить, просто рассеялось – нельзя ведь быть мертвым дважды, правда? – он усмехнулся. – Хотя я и не был мертвым, пожалуй. Все они, там, были одним целым, и я был с ними, мог ощущать, но… я чувствовал, что я для них что-то чужеродное. Как проглоченный камень – он внутри, в твоем организме, но ты хочешь избавиться от него как можно скорее, потому что он не часть тебя. Наверное, поэтому Арка так легко меня отпустила - просто не смогла переварить.
- Значит, главная ошибка Поттера была в том, что он считал меня мертвым?.. – медленно произнес зельевар.
- Именно, - Сириус тряхнул копной отросших волос. – Он искал тебя по ту сторону, а ты был здесь. Кому могло придти в голову, что ты скрываешься среди магглов? Впрочем, уверен, если бы ты уехал в другую страну, мне вряд ли удалось бы тебя найти. И без этого поиски заняли не один месяц.
- Не один месяц… жаль, что я не рассматривал вариант смены гражданства, - Снейп ухмыльнулся, прекрасно понимая, что выезд без соответствующих документов был невозможен, а вся эта кутерьма с регистрацией могла легко его раскрыть.
Теперь он лучше понимал причины поведения анимага. Пребывание в пространстве, где само время остановилось, где ты можешь ощущать рядом своих друзей и близких, при этом оставаясь в полном одиночестве – пожалуй, это хуже, намного хуже заключения в Азкабане. А Сириус пережил и то, и другое, по-прежнему не теряя оптимизма и желания жить. Снейп бросил внимательный взгляд на Блэка – тот ничего не замечал, поглощенный поеданием второй порции ужина. Аппетит у Сириуса был отменный, но фигура, несмотря даже на пролетевшие годы, оставалась все такой же крепкой и поджарой. Желваки вздувались и ходили под кожей над впалыми щеками, когда крепкие зубы мужчины пережевывали пищу. По сути, Блэк теперь такой же одиночка, как и Северус. Пока Гарри пребывает без сознания, ему некуда пойти, некуда податься. Он снова жив, но точно так же никому не нужен.
Остаток ужина прошел в молчании. Когда, чуть позже, Сириус стоял у камина, зажав в ладони горсть дымолетного порошка, Снейп постарался попрощаться с ним менее прохладно, чем делал это обычно. Просто пожелал доброго пути, и не отвел взгляда, когда Сириус удивленно посмотрел на зельевара, прежде чем шагнуть в камин и выкрикнуть нужный адрес. На мгновение Северусу показалось, что исчезая в зеленом пламени, Блэк улыбнулся.

@музыка: Snow Patrol - Just Say Yes

@настроение: прекрасное

@темы: варенье из жимолости, гарри поттер, северус снейп, снарри, фанфик

Комментарии
2011-08-07 в 19:05 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 10.


Душная ночь пахла сиренью и медом. Слабый, не приносящий прохлады ветерок дул из сада, наполняя комнату сладковатыми ароматами, заставляя мысли течь медленно, словно они и сами состояли из такой же сладкой и тягучей патоки. Снейп сидел в мягком, накрытом теплым пледом кресле возле распахнутого настежь окна, вдыхая теплое дрожащее марево, в которое превратился воздух. На его коленях лежала книга – он прочел уже больше половины, и теперь закладкой служил большой палец руки, зажатый между страницами. В квадратном проеме окна виднелись звезды, рассыпанные мелким бисером на чистом небосклоне. Ничто не предвещало дождя, и одуревшая от дневной жары мелкая мошкара кружилась возле лампадки, которую зельевар поставил на подоконник. Отчего-то Северусу казалось, что одинокий свет лампадки сияет из окна, будто некий сигнал, маяк для заблудшей души. Как ему хотелось раньше, чтобы хоть раз теплый желтый свет в чьем-нибудь окне горел для него. Чтобы его ждали, тревожась, что ему приходится возвращаться в поздний час, чтобы снова и снова ставили греться чайник – вот же, вот сейчас он придет… Но по возвращению, в доме его дожидался только погасший очаг, да потухшая старая лампа. Ее было просто некому зажечь. Еще совсем юнцом, мальчишкой, он порой пробирался к дому Лили и заглядывал в окна, до боли цепляясь пальцами за щербатые доски забора с облупившейся по стыкам краской. Он знал, что им уже не суждено быть вместе, но ему нравилось видеть ее улыбку. Смотреть, как она смеется, оживленно рассказывая что-то за ужином. В кругу семьи Эванс выглядела такой… счастливой. Лили ждали каждое лето, когда она могла приехать домой на каникулы. Даже эта ее некрасивая старшая сестра, Петунья, которая всегда завидовала способностям младшей, даже она замирала, упоенно слушая рассказы о мире волшебства и магии, и глаза ее сияли в такие моменты совершенно по-особенному. Лили и сама была особенной, к ней тянулись люди. Тянулся и Снейп, своими же руками разрушивший собственное счастье. Нет, он не был настолько самонадеян, чтобы верить, будто она могла стать для него чем-то большим, чем являлась в их детские годы… но он мог бы остаться рядом, мог бы спасти… Не смог.
Что такое – жить, ни на что не надеясь? Жить долгом, обещанием, которое дал себе сам? Северус мог бы написать об этом многотомные мемуары. И сжечь, потому что глупцов, решившихся обречь себя на такую судьбу, не найдется. Он бы, пожалуй, хорошо сделал, если бы умер тогда, но смалодушничал, поддался страху. Трусость - это называется именно так, и в этот раз Снейп не собирался себя оправдывать. Оправдаться можно всегда, что бы ты ни совершил, оправдаться как угодно и перед кем угодно, даже перед самим собой. Этим и отличаются честные люди от лжецов – им никогда не нужно искать оправданий. Но кто может назвать себя по-настоящему честным? Точно не Северус. И вот теперь он вновь идет на сделку с собственной совестью, когда тихий внутренний голос нашептывает – трусость была оправданной, это судьба, ведь сын Лили сейчас нуждается в тебе, именно в тебе. Что стало бы с ним, позволь ты себе умереть? Пока он жив – должен жить и ты. Ты ведь дал обещание – сберечь…
Тихий вздох – и хлопанье крыльев. Филин вернулся с ночной прогулки, опускаясь на подоконник возле лампады, цепляясь острыми когтями за податливую древесину. Только сейчас Северус заметил, что на горизонте небо уже светлеет. Первая птица залилась трелью в саду и испуганно смолкла, но сытый филин не обратил на ее выступление никакого внимания. Безошибочно отыскав взглядом свою клетку, которую Снейп оставил на письменном столе, филин тяжело вспорхнул к ней и забрался на низкую жердочку, нахохлившись, чтобы поспать. В отличие от него, у Северуса не было времени на сон. Зельевар раскрыл книгу на том месте, где закончил чтение и беззвучно пошевелил губами, отыскивая нужную строчку. Птица в саду вновь чирикнула и смолкла. Комната погрузилась в тишину, изредка прерываемую лишь тихим шелестом страниц.

Днем в гости прибыла Гермиона. Одна, без мужа. Северус как раз спускался с мансарды, когда девушка постучала в дверь. В отличие от Сириуса, который предпочитал прибывать по каминной сети, она решила войти в дом обычным путем, через парадный вход, чем сразу завоевала расположение Снейпа, весьма ценившего неприкосновенность своего личного пространства.
- Миссис Уизли? – Северус открыл дверь и посторонился, позволяя бывшей ученице пройти.
Гермиона как-то странно посмотрела на Снейпа, и зельевар вспомнил, что вроде как еще не должен знать об их с Рональдом браке. Впрочем, кажется, девушка решила, что Северуса уже успел просветить крестный Поттера, потому как объяснила причину своего замешательства совершенно иначе:
- Прошу прощения, сэр, я никак не привыкну. Дома меня все зовут Гермионой, а миссис Уизли – это мама Рона.
- Ах, Молли. Ну конечно, - неопределенно пробормотал зельевар. Разговор на этом явно зашел бы в тупик, но девушка взяла ситуацию в свои руки и решительно переступила порог дома, закрывая за собой дверь.
- Доброго вам дня, профессор. Надеюсь, я не помешала. Я хотела навестить Гарри, и подумала, что помощь будет тоже не лишней.
Слегка сощуренные глаза Снейпа внимательно изучали лицо Гермионы. Выросла, это определенно, с годами стала более женственной. Волосы теперь немного короче – подстриглась, но все такие же пышные. Характер тоже изменился, добавилось решительности, скорее всего и в семье девушка привыкла командовать. Однако, манеры и образ мышления все те же, что не может не радовать.
- Ну что же, проходите… уверен, у меня найдется для вас занятие после того, как вы проведаете мистера Поттера. Вот только думаю, что вам придется обращаться ко мне как-то иначе – я уже давно не преподаю.
- Боюсь, мне будет трудно избавиться от этой привычки, сэр, - Гермиона вздохнула, принимаясь рыться в своей сумочке. – Может, сделаем проще: я смогу по-прежнему называть вас профессором, а взамен вы станете звать меня «мисс Грейнджер», как и в школьные годы?
- Не лишено смысла… - Северус определенно был не готов к тому, чтобы обращаться к Гермионе по имени, и даже знать не хотел о том, как на это отреагирует ее рыжий муж.
- О, а вот и они… Я кое-что принесла для вас, профессор. Держите, - несколько маленьких картонных коробочек с неизвестным содержимым перекочевали в руки зельевара. – Уверена, что это пригодится. Могу я теперь пройти к Гарри?..
- Да, разумеется, - Снейп посторонился, пропуская девушку и уже на полпути, обернулся, негромко окликнув ее: - когда закончите свой визит, зайдите на кухню, я буду ожидать вас там. Надеюсь, вы не заблудитесь.

Филин, по-видимому, успел отоспаться и вылезти из клетки, преодолев путь от гостиной до кухни, потому что к приходу зельевара с деловитым видом расхаживал по столу, смешно поднимая кажущиеся пухлыми от обилия покрывающих их перьев лапы. Покосившись на вошедшего Снейпа, птица распушилась еще больше и, заняв стратегическую позицию на углу столешницы, замерла, вцепившись когтями в скатерть. Оставив мысли о том, чтобы выгнать непрошеного визитера с кухни, Северус занялся распаковкой коробочек, которые принесла ему Гермиона. Их было пять – небольших и совершенно одинаковых, из картона и желтоватой оберточной бумаги, в какую обыкновенно заворачивают посылки. Во всех оказались аккуратно рассортированные по маленьким баночкам ингредиенты для зелий: в двух – те, что Снейп уже купил сам, и еще в трех – довольно дорогие и редкие, на которые он пожалел денег, или же попросту не имел на данный момент средств. Определенно, девушка была права – это пригодится.
Вскоре подошла и сама Гермиона. Побледневшая, со слегка припухшим лицом, но явно пытающаяся выглядеть бодрой.
- Мне кажется, сегодня Гарри выглядит лучше, сэр, - она постаралась улыбнуться как можно естественнее, хотя ее глаза все еще были влажными.
- Вчера я натер его специальной тонизирующей мазью, так что теперь циркуляция крови должна постепенно приходить в норму. – Подготовив специальные доски для нарезания и измельчения ингредиентов, зельевар выложил на стол ножи, ложки и другие необходимые приборы. Два котла уже стояли на огне и вода в них медленно, но верно начинала закипать. – Сегодня я собирался приготовить сонное зелье и исцеляющую настойку. Это не слишком сложно, поэтому вы можете помочь мне с подготовкой ингредиентов, мисс Грейнджер.
- Хорошо, профессор Снейп, я помню, как это делается. Прежде чем вас навестить, я прочла несколько новых переизданий учебников по зельеварению для седьмых курсов и кое-какую дополнительную литературу, так что знаю, как можно усилить исцеляющий эффект, - забавная привычка девушки четко артикулировать каждое слово, будто пытаясь лучше донести до слушателя их смысл, так никуда и не исчезла с годами, и Северус едва заметно усмехнулся:
- В этом нет необходимости, мисс Грейнджер. Я в курсе всех нововведений, и мы будем готовить по рецептам с моими пометками.
Гермиона кивнула, открывая сумочку и доставая из нее защитные перчатки. Натянув их на руки, девушка подвязала волосы и взяла волшебную палочку.
- Я готова, профессор.

2011-08-07 в 19:05 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 11.


Довольно долгое время они работали в абсолютной тишине. Снейп не любил тратить время на праздные разговоры, и был даже благодарен Гермионе за ее молчание. Все испортил филин. Несносная птица решила показать свой характер и принялась мешать процессу приготовления зелий всеми возможными способами, причем от этих стараний страдала исключительно девушка. Наконец, отчаявшись отобрать у филина шкурку саламандры, в которую тот вцепился клювом так, будто от этого зависела его жизнь, Гермиона утерла лицо рукавом кофточки, заправленным в перчатку, и окликнула зельевара:
- Профессор Снейп, как зовут вашу птицу?
Северус обернулся, удивленно взглянув на филина, о существовании которого успел забыть, и затем переводя взгляд на свою помощницу.
- Эту? Никак.
Он и в самом деле не озаботился тем, чтобы дать созданию, предназначенному только для переноски почты и охоты на мелких птиц и грызунов, имя. Филин – он и есть филин, со смешным латинским названием bubo bubo, что переводится, как «сова сов». Зачем ему еще какое-то имя?
- Так вы недавно его приобрели, сэр?.. – Гермиона наклонилась, чтобы рассмотреть сердито распушившегося филина поближе. – А он совсем небольшой, да? Мальчик… Может, я помогу вам придумать для него имя?
- Если это так необходимо, мисс Грейнджер, можете дать ему любое имя, какое пожелаете. И позвольте мне закончить нарезку валерианового корня.
Раньше подобное высказывание, да еще и произнесенное крайне раздраженным тоном, заставило бы девушку попросить прощения и умолкнуть, с еще большей прилежностью выполняя свою работу, но теперь Гермиона даже не подумала извиниться. Напротив, улыбнулась и сняла перчатки, безо всякой опаски протянув руку и погладив серые птичьи перья.
- Ты же совсем не злой, правда?.. Зачем ты мне помешал?
Филин косился на девушку круглым желтым глазом, но даже не пытался клюнуть ничем не защищенные пальцы, которые уже смелее касались круглой головы между перьевыми ушками. Северус невольно поморщился – ему казалось, будто это его сейчас погладили по голове, а он не сделал ничего, чтобы прекратить такую вседозволенность. Отвернувшись, зельевар принялся нарезать корень, с такой силой налегая на нож, что от разделочной доски летели мелкие щепки.
Раньше он терпеть не мог эту выскочку Грейнджер. На первых курсах она просто неимоверно раздражала своим желанием выделиться, показать, какая она особенная. Рожденная магглами, выросшая среди магглов, девчонка старалась наверстать упущенное, вызубрив все учебники, какие только могла. Но какой прок в пустой зубрежке? Истинные знания даются только опытным путем, и, чаще всего, под руководством мудрого наставника. Когда Грейнджер училась на первом курсе, Снейп никак не мог отделаться от ощущения, будто гриффиндорка пытается найти его слабые места, поставить в затруднительное положение, показать, что уж она-то знает куда больше. Разумеется, до своего профессора девчонке было далеко, но Северус с мстительным удовольствием, раз за разом игнорировал ее поднятую руку. В конце концов, кто она такая, что возомнила себя выше всех сокурсников и даже преподавателей?
Избавиться от уже сложившегося образа было невероятно сложно. Увидеть под маской собственного клише человека, личность – дело практически невыполнимое. Но Снейп приложил все усилия – и смог. Сначала только ради Поттера, ведь девчонка стала его самой близкой подругой. Признаться, Северус даже подозревал, не встречаются ли они. А затем, вдруг неожиданно заинтересовавшись, открыв для себя способную студентку, обладающую острым умом, сообразительностью, а главное – решительностью и твердостью характера, достаточными, чтобы начать самое рискованное дело и довести его до конца.
Корень валерианы уже был нашинкован так тонко, как редко когда удавалось сделать даже специальным заклятьем, а Снейп все медлил с тем, чтобы добавить его в кипящий раствор, не желая почему-то оборачиваться. Он слышал голос Гермионы, все так же негромко и ласково разговаривавшей с филином:
- Как же нам тебя назвать… ты выглядишь очень серьезным… О, как тебе имя Виктор? Мне кажется, очень хорошее имя. Оно значит «победитель».
- Хмм… не так ли звали того юношу… Виктор Крам, если не ошибаюсь, мисс Грейнджер? Вы все еще в хороших отношениях? – Снейп ухмыльнулся, все же подходя к побулькивавшему на огне зелью и всыпая нарезанный корень в котел, краем глаза наблюдая за девушкой.
Щеки Гермионы заалели, но она быстро взяла себя в руки:
- Мы поддерживаем переписку. Но когда я придумывала имя, я скорее имела в виду одного великого маггловского писателя, Виктора Гюго. Вряд ли вы о нем слышали, профессор.
- У меня, как и у всех студентов, в свое время были уроки маггловедения, - процедил уязвленный Снейп. Один-один, Гермиона все же нашла способ его задеть. – Зовите эту птицу, как хотите, а я собираюсь завершить работу. Поскольку от вас, мисс Грейнджер, в приготовлении зелий пользы уже не много, может быть, вы займетесь изучением подобранной мной литературы?
Девушка прекрасно поняла, что ее только что отстранили от дел за промедление, но не повела и бровью:
- Разумеется, профессор. Я должна что-то выписать из этих книг?..
- Все, что может оказаться полезным или хоть как-то помочь… - накрыв один из котлов крышкой, зельевар отлевитировал его на специальную подставку. После чего достал кастрюльку с недоваренным вареньем, помещая на огонь вместо котла. – Можете поработать в гостиной.
Кивнув, Гермиона молча прибрала свое рабочее место и удалилась. Филин спрыгнул со стола на стул, затем на пол, и поковылял за девушкой. Снейп оказался предоставлен сам себе.

Наконец, зелья были готовы и разлиты по склянкам с цветными пробками, чтобы не перепутать. Северуса немного беспокоил тот факт, что маленькие стеклянные бутылочки уже заканчиваются, и теперь нужно озаботиться тем, чтобы достать таких где-то еще.
- Профессор Снейп, сэр! – Зельевар вздрогнул от неожиданности, услышав голос Гермионы, которая звала его из гостиной. Отчего-то мужчине казалось, что в этом доме можно разговаривать только вполголоса, и громкий оклик был неприятен. Северус уже почти закончил уборку, поэтому не стал отзываться, продолжая тщательно протирать столешницу, собираясь чуть позже пойти и узнать, что произошло. К счастью, девушка больше не подавала голоса, и зельевар спокойно завершил все дела, перелив готовое варенье в вазочку и поставив его на поднос вместе с двумя чашками и чайником. Пользоваться заклинанием он не стал, справедливо рассудив, что без труда донесет все в гостиную сам, что и сделал, вызвав выражение откровенного изумления на лице Гермионы.
Бывшая лучшая ученица Хогвартса сидела в том самом кресле, в котором Снейп провел бессонную ночь, и держала на коленях знакомую книгу в облезшей от старости обложке. Северус вспомнил, что купил ее случайно, по совету старого библиотекаря.
- Сэр, вы приготовили чай?.. Но… я могла бы помочь вам… - Гермиона явно была смущена и не готова к тому, что ее бывший преподаватель вдруг решит устроить совместное чаепитие после недавней выволочки.
- Не стоит, мисс Грейнджер. Вы нашли что-то интересное? – опустив поднос на столик, Северус придвинул ближе еще одно кресло, в которое и уселся сам. Бледные пальцы на несколько мгновений сжали деревянные подлокотники, так, словно мужчине тяжело давалось каждое движение, и это не осталось незамеченным.
- Вы выглядите усталым, сэр, и у вас под глазами тени. Вы плохо спите? Я могла бы посоветовать хорошее средство от бессонницы… - голос Гермионы звучал с такой неприкрытой заботой, что зельевару стало тошно.
- Это не ваше дело, мисс Грейнджер, - произнес он с нажимом, желая пресечь любые попытки вновь поднять эту тему. Но девушку этим было не пронять:
- Очень даже мое, сэр. – С той поры, когда Гермиона была обыкновенной студенткой-гриффиндоркой, оценки которой в том числе зависели и от милости слизеринского декана, утекло много воды. Теперь ей было нечего бояться. – И вы, и я, мы вместе пытаемся помочь Гарри. Но если мы не будем думать и о себе тоже, ничего не получится. Я не прошу позволить мне позаботиться о вас, но вы-то сами, сэр, должны понимать, что нужно больше отдыхать!
- Вы становитесь очень похожей на Молли, - проворчал Снейп, удерживая себя от очередной колкости и стараясь скрыть недовольный излом рта за фарфоровым краем чашки, которую поднес к губам.
Гермиона вдруг негромко рассмеялась. И неожиданно, этот тихий, но искренний смех совершенно преобразил ее черты. Она словно помолодела на несколько лет, вновь превратившись в девчонку с задорным блеском в карих глазах и заразительной улыбкой. Рыжеватые солнечные искринки плясали в ее пышных локонах, подсвечивая на коже едва заметные светлые веснушки, притаившиеся на переносице и щеках. Даже если бы Северус не любил веснушки, заметив их сейчас, он сказал бы, что они очень хороши. Было в этом всем что-то, что давало понять – девушка смеется первый раз с тех пор, как с Гарри случилась беда. И еще, Северус подумал о том, что понимает, почему всем гриффиндорским красавицам, вроде той же Лаванды Браун, Рон Уизли предпочел именно Грейнджер. Должно быть, его действительно делали счастливым те мгновения, когда он мог видеть улыбку своей жены. Несмотря на присущее юности озорство, которым в этот момент светилось лицо Гермионы, от нее исходило некое тепло, такое домашнее и уютное, что Снейпу захотелось сказать: «Вам так идет улыбаться, мисс Грейнджер». Но он вдруг представил, как девушка краснеет и неловко замолкает. Как после говорит дома, задумчиво-презрительным тоном: «Мне показалось, что он пытался со мной заигрывать. Отвратительный старый паук, он правда считает, что мне приятно его общество?» - и зельевару вдруг стало противно от одной мысли, что его могут понять именно таким образом. Он промолчал, сделав еще глоток чая и после сухо, по-деловому поинтересовался:
- Так что же вы такое нашли, мисс Грейнджер?

2011-08-07 в 19:06 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 12.


Дурацкое, по мнению Северуса, имя так и не прижилось за филином – он по-прежнему оставался безымянным, что, впрочем, ничуть не мешало ему жить, здравствовать, и к тому же обладать довольно своенравным характером. Этот самый характер филин не замедлил проявить сразу же, как только Снейп на пару со своей добровольной ассистенткой занялся расчетом пропорций для нового зелья. Птица уселась посреди стола и принялась украдкой воровать чистый пергамент, проклевывая края листов крепким клювом. Когда Северус заметил, что происходит, филин успел попортить уже порядочное количество бумаги. Пришлось поймать его и запереть в клетку.
- Так… если мы уберем вот этот ингредиент и добавим компонент, который позволит влиять не на физическую, а на магическую составляющую, мы, вероятно, сможем бороться и с последствиями заклятья… - Гермиона умолкла, и только ее губы беззвучно шевелились, когда она сосредоточенно водила кончиком волшебной палочки по затертой книжной странице.
Новый рецепт, который они со Снейпом собирались создать совместным трудом, по мнению девушки, должен был стать едва ли не открытием в колдомедицине, если все расчеты окажутся верными. Но что намного важнее, он почти наверняка мог вернуть Гарри к жизни, а такой шанс упускать было никак нельзя.

Примерно за час до этого Северус и Гермиона пили чай в гостиной, и девушка объясняла зельевару, что именно ей удалось отыскать в старом сборнике, в основном содержавшем составы ядов и дурманящих микстур.
- Вот здесь, в разделе с противоядиями есть способ изготовления антидота для Напитка Живой Смерти. Я никогда прежде не слышала о таком. Должно быть, его перестали печатать в новых сборниках за ненадобностью – состав слишком сложен, и результат не стоит того. Напиток Живой Смерти не приводит к летальному исходу, если сварен правильным образом, в противном же случае, этот антидот все равно бесполезен, - раскрыв книгу на нужной странице, девушка продемонстрировала своему собеседнику рецепт зелья, в список которого входило никак не менее двух десятков разнообразных ингредиентов.
- Не стоит повторять совершенно очевидные вещи, мисс Грейнджер. – Снейп внимательно вглядывался в мелкие полустертые буквы. – Хотя я уже сейчас вижу, что состав можно легко упростить, уменьшив список как минимум на четыре ингредиента. Думаю, если поработать над этим как следует… но какое отношение это имеет к нашей ситуации?
Гермиона нахмурилась, явно возмущенная тем, что ее перебили, да еще таким приказным тоном, но все же объяснила свою позицию:
- Мне кажется, что если немного изменить состав, получится изготовить зелье похожего свойства. И если вот это, подробно описанное в книге, может пробудить ото сна, вызванного Напитком Живой Смерти, то почему бы его модификации не разбудить Гарри? Я уверена в том, что в его случае мы имеем дело с результатом какого-то заклятья. Лучшие колдомедики уже перепробовали все, чтобы заставить Гарри вернуться, но это оказывало действие только на его тело, возможно, сознание, но никак не на магию, если она действительно явилась причиной всего произошедшего.
Северус, хоть и глубоко уязвленный собственной невнимательностью, вероятно вызванной бессонными ночами, взглянул на Гермиону с явным уважением. Впрочем, не стоило ожидать, что он тут же рассыплется в комплиментах бесценному уму бывшей гриффиндорки. Снейп не был бы Снейпом, если бы не откинулся на мягкую спинку кресла, выпрямив спину до хруста в позвонках, и сделав нарочито медленный глоток чая, не процедил, едва приоткрывая тонкие губы:
- Думаю, с такими познаниями в данном деле, мисс Грейнджер, вам стоило давно решить проблему, не прибегая к моему участию.
Гермиона вспыхнула до самых корней волос и уже открыла рот, чтобы высказать в ответ что-то явно нелицеприятное, но приметив торжествующую ухмылку в уголках губ зельевара, передумала. Вместо этого она захлопнула книгу и положила ее на край стола, чтобы, наконец, взять чашку с уже остывшим чаем и попробовать варенье.
- Немного горчит… но весьма неплохо, - проговорила она чуть позже, облизывая ложечку и возвращая ее в чайную чашку. Снейп мимоходом подумал о том, что проживание в семье Уизли все же дурно влияет на манеры. – Странно, я не думала, что Джинни умеет…
- Варенье сварил я, – сказав это небрежным тоном, как нечто само собой разумеющееся, Северус получил немалое удовлетворение, вновь наблюдая удивление на лице Гермионы.
- А… - Девушка замолчала, размышляя, но вдруг тряхнула непокорными локонами, решительно заговорив: - Не думайте, что я не пыталась, сэр. Я сделала все, что было в моих силах, чтобы помочь Гарри, и если бы я знала про существование этого антидота… Я даже никогда не видела раньше эту книгу в библиотеках!
- Она… довольно редкая, - пробормотал зельевар, доливая себе еще чая, чтобы чем-то занять руки.
- И даже если бы мне повезло, и я случайно нашла рецепт зелья и усовершенствовала его… - Девушка запнулась. Ей явно не хотелось произносить то, что она собиралась сказать дальше. – Даже если бы так, я вряд ли смогла бы самостоятельно сварить его должным образом. – Она вновь покраснела, опуская глаза и не замечая удивленного взгляда, брошенного на нее Снейпом. Не может быть: всезнайка Грейнджер после стольких лет признала его превосходство! И что странно, Северус не чувствовал никакого желания позлорадствовать на эту тему.
- Ну что же, - протянул он чуть позже, - в таком случае, мисс Грейнджер, я думаю, нам следует попытаться достичь результата совместными усилиями, не так ли? – Он произнес это намного более мягким тоном, и увидел, как Гермиона улыбнулась:
- Да, профессор.

Возвращаться в одиночестве поздним вечером Гермионе, к счастью, не пришлось. Снейп уже хотел предложить ей воспользоваться камином, когда в дверь постучали, и на пороге появился Рон, потерявший свою ушедшую еще утром жену.
- Что ты тут делала целый день! – накинулся он на нее, еще не успев пройти в дом.
- Рональд Уизли! – совсем как Молли, уперев руки в бока, возмутилась девушка. – Я приходила проведать Гарри, и ты прекрасно об этом знаешь!
- Ты ушла еще утром, а сейчас почти ночь! Хочешь сказать, ты все это время просидела у его кровати?
- А даже если и так?!
Северус наблюдал семейную ссору со стороны, скрестив руки на груди и прислонившись плечом к стене. Вмешиваться он не собирался, хотя порой так и хотелось подпустить пару-тройку шпилек поязвительнее, чтобы осадить разбушевавшегося и размахивающего руками, как ветряная мельница, Уизли.
- Немедленно прекрати этот позорный скандал, Рональд! – тем временем продолжала девушка. – Мы возвращаемся домой! Сейчас! И можешь мне поверить, у меня есть, что тебе сказать по поводу всего этого безобразия!
Рыжий замолчал, но все же недобро покосился на Северуса, прежде чем развернуться и выйти на крыльцо.
- Прошу прощения, профессор, - вздохнула Гермиона, оборачиваясь к мужчине. – Рон иногда ведет себя, как ужасный ревнивец, и совершенно не следит за тем, что говорит.
- Ничего страшного, мисс Грейнджер. Надеюсь, впрочем, что он не вздумает вернуться и помешать моей работе каким-нибудь вызовом на дуэль в вашу честь…
Девушка тихо рассмеялась:
- Я прослежу за этим. Не беспокойтесь, сэр, сегодня вам никто не помешает. Сириус гостит в Норе, Джинни все еще не пришла в себя и все стараются ее поддержать. Так что вы можете работать спокойно. Доброй ночи, профессор Снейп.
- Доброй, мисс Грейнджер.
Закрывая за Гермионой дверь, зельевар слышал доносившиеся с крыльца громкие голоса:
- Мерлиновы подштанники! С чего это он зовет тебя «мисс Грейнджер»?!
- Успокойся, Рон. Я сама это предложила.
Покачав головой, Северус запер дверь еще и заклинанием, прежде чем вернуться в гостиную.

2011-08-07 в 19:06 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 13.


Запертый в клетке филин не то заснул, не то просто нахохлился, обидевшись на бесцеремонное с собой обращение, и перепроверял расчеты в составе нового зелья Северус уже в полной тишине, что как раз помогло ему сконцентрироваться, и даже отыскать пару не замеченных сразу недочетов. Первоначальный список ингредиентов сильно поредел, и все, что осталось, было у зельевара в наличии, поэтому медлить он не собирался. Две бессонные ночи отзывались сильной болью в спине и суставах. Голова была тяжелой, как квиддичный бладжер, но трата даже всего нескольких часов на отдых казалась просто непростительной расточительностью.
Убрав из гостиной поднос и расчистив стол от бумаг, Снейп открыл окно и птичью клетку, чтобы позже филин смог вылететь на охоту. Вернувшись в кухню, зельевар занялся подготовкой своего рабочего места. Это помогло немного оттянуть тот момент, когда нужно было подняться к Поттеру, чтобы проверить его состояние. Но сколько ни медли, необходимость остается необходимостью, так что уже спустя полчаса Северус поднимался по лестнице, придерживая рукой баночку с остатками мази и склянку укрепляющего раствора. Дверь уже привычно распахнулась, открывая глазам мужчины неброский интерьер, выполненный в кремовых оттенках. В сумеречном мареве, окутавшем все вокруг, он казался серым. Северус не стал зажигать свет, прикрывая за собой дверь и приближаясь к постели. С каждым шагом сердце отзывалось глухим ударом о грудную клетку. Зельевар сам не знал почему, но ему вдруг показалось, что Поттера не окажется среди накрахмаленных покрывал и наволочек – останется только вмятина на подушке и небрежно откинутое в сторону одеяло. И все же он был там. Присаживаясь на самый край постели, словно не желая потревожить чужой сон, Северус не отрывал взгляда от Гарри. Возможно, осознание того, что вскоре все может измениться, что, наконец, найден способ прервать этот сон, больше похожий на смерть, и заставляло зельевара чувствовать нечто особенное, нечто, отчего он дрожал всем телом, едва не выбивая зубами дробь, глядя на бледные, заострившиеся черты так хорошо знакомого лица. Скоро, уже очень скоро эти ресницы, что отбрасывают на щеки длинную тень, могут встрепенуться и открыть миру сияющую зелень глаз, прекрасных глаз… последнее воспоминание Снейпа, перед, как думал он сам, и как до сих пор был уверен Гарри, смертью бывшего слизеринского декана. Северус чувствовал себя, как в лихорадке. Его так трясло, что донышко банки несколько раз простучало по деревянному сиденью, и зазвенело о стеклянную бутыль, когда мужчина переставил все принесенное с собой на стул, чтобы не занимать руки. Такое было с ним всего несколько раз в жизни: перед знакомством с Лили, перед тем днем, когда он хотел принести ей свои извинения, и перед тем, когда он должен был принять участие в финальном акте жизни Альбуса Дамблдора. Нет, он волновался и в иных случаях, не раз – он не был всемогущим, ничего не ощущающим и бессердечным, как думали многие. Он был таким же человеком, как и все: умел любить, ненавидеть и бояться… но также он умел не показывать своих эмоций. Однако сейчас все ощущения словно обострились, достигая некой крайней точки, и потребовалось время, чтобы хотя бы попытаться взять себя в руки. В каком-то дурмане Северус протянул все еще подрагивающую ладонь к лицу Гарри, откинул темные волосы с его лба, скользнув кончиками пальцев по векам и щекам вниз, едва очертив большим пальцем линию подбородка, пьянея от собственной вседозволенности. Выброс адреналина угас так же неожиданно, как и начался. Дрожь больше не сотрясала тело мужчины, и теперь он дышал глубоко и часто, чувствуя, как противно сжимается что-то внутри от осознания всего произошедшего. От этого странного прилива нежности, который зельевар бы никогда не простил себе, если бы знал, что этот момент сможет разделить с ним кто-то еще. Но он прекрасно понимал свою безнаказанность, и от этого становилось только хуже. А еще от того, что он не мог злиться на Поттера. Какой в этом смысл, когда объект твоего гнева лежит перед тобой без сознания, раскрывшийся и беспомощный, словно сорванный цветок, обессилено опустивший свой когда-то яркий, а теперь печально повисший на слабом стебельке венчик.
Раньше Снейпу доставляло немалое удовольствие злить Золотого Мальчика, и он никогда не скрывал этого, изощряясь в искусстве построения сложнейших словесных комбинаций, самых обидных, самых язвительных, лишь бы вновь увидеть, как вспыхивают гневом и злостью зеленые глаза. Поттер при желании мог быть достойным оппонентом, порой ему удавалось вывести зельевара из себя, и Северус в припадке ярости опускался до самых грубых и примитивных ругательств – но с Гарри и это срабатывало на отлично. Конечно, в самом начале их своеобразного «знакомства», когда Снейп еще только присматривался к надежде всего магического мира, все их перепалки были вызваны несусветной, по мнению Северуса, глупостью гриффиндорца. Мужчина никак не мог понять, что движет мальчишкой в то время, как тот осмеливается прекословить собственному преподавателю, собаку съевшему на воспитании студентов: наивность или невероятная наглость? И все же, если бы Поттер был действительно глуп, он сидел бы, как тот же Невилл Лонгботтом, уткнувшись в свой учебник, порой получая от преподавателя легкие словесные оплеухи, и не представляя для Снейпа абсолютно никакого интереса. Нет, здесь крылось иное… И зельевар начал приглядываться, осторожно изучать мальчишку с разных сторон, словно ученый, препарирующий острым скальпелем особенно тонко устроенный организм – один лишний порез, и результат не будет достигнут. Операция прошла успешно – Поттер повзрослел, и Северус, к своему удивлению и даже радости, получил прекрасного соперника в словесных дуэлях. Правда случалось, что Гарри, вместо того, чтобы пойматься на очередной заброшенный Северусом крючок и дать отпор, просто злился, таил обиду и начинал избегать зельевара. Такие случаи бесили Снейпа настолько, что он переставал себя контролировать, зачастую переходя всяческие границы в оскорбительных определениях. Еще больше мужчину раздражало то, что он стал замечать – теперь Поттер тоже изучает его. Пытается понять, прощупать, найти слабые места. Поймав как-то раз Гарри за просмотром его самых тайных воспоминаний, Северус едва не убил наглеца, не сдержавшись и швырнув тому вслед, когда мальчишка уже убегал, банку с сушеными тараканами. И теперь, по прошествии стольких лет, Снейп вынужден признаваться себе в том, что он скучает по тем моментам, в которых содержалось столько живых эмоций, даже сотой доли каких нет в его жизни сейчас.
Желая отвлечься от безрадостных мыслей, Северус взял со стула оставленную там склянку с укрепляющим раствором, и свинтил крышечку. По комнате поплыл тонкий аромат, похожий на фиалковый. «Ну что ж, мистер Поттер, будете лежать и благоухать цветочками» - мысленно усмехнулся зельевар, откидывая одеяло в сторону. Веселее не стало, скорее напротив – недавнее печальное сравнение обрело материальное подтверждение. Расстегнув пижамную рубашку на своем подопечном, мужчина принялся интенсивными движениями ладони втирать раствор в кожу на его груди. Затем, как и раньше – живот, после освобожденные от пут рукавов руки, и наконец, ноги, предварительно закатав штанины до колен. Лекарство впитается, и с током крови распространится по телу. Теперь очередь мази, с той же очередностью, уже истратив всю баночку и неожиданно понимая – скорее всего, она больше и не понадобится. Закончив ежедневную процедуру, Снейп поправил на Поттере одежду, вновь накрывая его одеялом. Вот и все. С каким-то сдавленным вздохом он провел подушечкой указательного пальца по нижней губе Гарри, сминая податливую мягкость тончайшей кожи, будто прощаясь с возможностью еще когда-либо касаться этого человека. Зелье будет готово уже завтра. Подняться на ноги, поправить одеяло и выйти из комнаты, не оборачиваясь.
Вот и все.

2011-08-07 в 19:07 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 14.


К утру зелье было готово. Северус не позволил себе задремать даже на те несколько часов, что оно само кипело и бурлило в котле, не нуждаясь уже в постоянном помешивании, чтобы не дай Мерлин, не упустить момент, и не позволить чему-нибудь пойти не так. И он действительно мог собой гордиться – зелье вышло практически идеальным. «Практически» только потому, что сам Снейп привык весьма критически рассматривать любую, даже самую лучшую работу. До идеала всегда недоставало хотя бы совсем чуть-чуть. Ну, на то он и идеал.
Пока зелье остывало, заботливо разлитое по одинаковым баночкам темного стекла, Снейп никак не мог найти себе места. Он метался по дому, огромными шагами перебегая из кухни в гостиную и обратно, мешая дремлющему в клетке филину спокойно переваривать пойманную на охоте живность, из-за чего птица топорщила перья и изредка возмущенно ухала. Наверное, нужно было отправить записку Гермионе или Сириусу, подождать их прибытия, объяснить суть дела, после чего уже идти к Поттеру испытывать приготовленный образец. Но ждать так долго Северус не мог, тем более, что в его затуманенной бессонными ночами голове билась только одна мысль: «Скорее бы, скорее, скорее уже…» Он даже сам не знал, что именно так торопил – желал узнать, насколько были верны расчеты в новом рецепте? Мечтал поскорее скинуть груз ответственности со своих плеч и покинуть этот дом навсегда? Или же все-таки на самом деле ожидал пробуждения Поттера? Так или иначе, каждая секунда промедления становилась все мучительнее, и в итоге долгой и изнуряющей внутренней борьбы с самим собой, Северус решился: он сделает все сам. В конце концов, он никому не обещал стопроцентного результата, и если эффекта не будет, никакой его, Снейпа, вины в этом нет.

Собственно, сам процесс принятия зелья не представлял собой ничего сложного и грандиозного: приоткрыть Гарри рот, понемногу влить остывшую жидкость, массируя при этом горло, чтобы лекарство прошло, куда нужно. Главное – следить, чтобы зелье не попало случайно в дыхательные пути, но для этого существовало специальное заклинание, которое ставило воздушную заслонку в гортани. Северусу в свое время не раз приходилось совершать подобные процедуры, помогая мадам Помфри приводить в сознание студентов, пострадавших от встречи с василиском. И, все же, несмотря на это, ему пришлось некоторое время морально готовиться, прежде чем приступить к задуманному. Руки мужчины вновь слегка подрагивали, но усилием воли он заставил себя отстраниться от любых эмоций и посторонних мыслей.
И вот, спустя несколько минут зелье было полностью проглочено. Снейп снял воздушную преграду, прислушиваясь с замиранием сердца к дыханию Гарри. Ничего не менялось. Подождав еще несколько минут, зельевар с раздражением посмотрел на Поттера – гадкий мальчишка, почему он до сих пор без сознания? Неужели столько бессонных ночей было потрачено только ради того, чтобы теперь потерпеть полное фиаско? Немыслимо! Проверив реакцию зрачков Гарри на свет люмоса, Северус все же пришел к неутешительному выводу – никакой, совершенно никакой реакции на зелье нет, и не предвидится. Время словно остановилось, испугавшись и вдруг попятившись, давая обратный отсчет согласно биению сердца, которое сжималось, перекачивая по венам вскипевшую в котле подступающего гнева кровь. Снейп едва не зарычал, откидывая с никак не желающего пробуждаться наглеца одеяло и встряхивая его за плечи:
- Поттер! Поттер, а ну вставай, паршивец!
Разумеется, чуда не произошло. Золотой Мальчик и не подумал распахивать свои красивые глазки, чтобы посмотреть на бывшего профессора и тут же кинуться в его объятия, заливаясь слезами радости и благодарности.
- Салазар бы тебя побрал, Поттер… - обессилено прошептал Северус, отпуская тело мальчишки, безвольно упавшее на мягкие простыни.
Теперь зельевар действительно не знал, что делать. Продолжать поиски? Пытаться вновь, не обращая внимания на провалы и неудачи?.. Должно быть, так и следовало бы поступить, но сейчас Снейп чувствовал только одно - безмерную усталость и разочарование, сдавившее грудь, как самый тугой обруч, мешающее сделать вдох. Все бесполезно.

Неизвестно, сколько прошло времени с той минуты, как Гарри принял зелье, но Снейп по-прежнему невидящим взглядом прожигал ни в чем не повинное одеяло, заботливо укрывающее лежащего без сознания Поттера, замерев, и даже не двигаясь с места, почти не дыша, как откуда-то из гостиной донесся знакомый голос:
- Северус? Северус, ты здесь?
Кого там еще фестралы принесли? Мужчина вскочил с места, едва не запнувшись о ножку стула, все так же одиноко стоявшего возле кровати и буквально вылетел с мансарды, очнувшись только на лестничном пролете. Хотелось бежать, немедленно бежать из этого дома. Если сейчас Снейп еще и встретит кого-то, кому вздумалось придти в такой неподходящий момент, прочитает на его лице разочарование… тогда он просто не сможет не сорваться. Сердце билось, как ненормальное от злости и обиды, но нужно было как-то успокоиться. Северус привык держать себя в руках даже в самых трудных жизненных ситуациях, и сейчас стоило хотя бы попытаться. Медленно выдохнув и стараясь принять подобающий вид, зельевар спустился по лестнице и прошел в гостиную.
- А, так ты все-таки здесь. А я думал, опять сбежал куда-то с самого утра. – Улыбающийся Сириус стоял возле окна, окутанный сиянием солнечных лучей, которые подсвечивали пряди его длинных черных волос. Северус почувствовал, как новая волна злости поднимается откуда-то изнутри. Как он смеет быть таким счастливым, когда там… когда…
- Я уже ухожу, - эмоции были безжалостно подавлены, и голос звучал безжизненно. Снейп старался не смотреть на своего собеседника, полуприкрыв глаза и сцеживая каждое слово, словно капли змеиного яда.
- Ну как же так? А завтрак? Я еще и отличного вина нам раздобыл на ужин, - довольный анимаг развернулся, явно собираясь подойти к зельевару. Еще шаг, еще только один шаг и Северус не станет себя контролировать.
- Я ухожу.
- Да что такое? Чего-то не хватает для твоих зелий? Так давай я куплю, я мигом! – Сириус дернулся, чтобы отойти от окна и замер, пораженный: прямо ему в грудь была направлена волшебная палочка.
- Я. Сказал. Что. Я. Ухожу, - четко выделяя каждое слово, произнес Снейп. Северус не думал о том, как это выглядит и как может расцениваться. Когда он выхватывал палочку, ему было уже совершенно наплевать на то, что там может подумать Блэк. Решение принято, он уходит, и не хочет больше связывать себя никакими обязательствами. По крайней мере, пока что не хочет. Ему нужно подумать. В одиночестве. Желательно там, где его не достанут чересчур жизнерадостные анимаги.
- Северус, - тем временем медленно проговорил Сириус, постепенно приподнимая верхнюю губу в совершенно собачьем оскале. – Северус…
Его брови сдвинулись к переносице, мускулы под одеждой напряглись. Ладони сжимались в кулаки и вновь разжимались. Сам будучи обладателем открытого, едва ли не прямолинейного характера, Блэк явно воспринял действия Снейпа, как нападение, и возможно, предательство. Наверняка в его голове сейчас крутится что-нибудь вроде «Как Гарри мог доверять этому ублюдку?» Снейп вздохнул, опуская палочку, и резко развернулся, чтобы выйти в коридор и просто аппарировать, даже не задаваясь мыслью о том, что нужно бы забрать свои вещи.
После его исчезновения, анимаг опрометью кинулся наверх, на мансарду. Гарри был там, совершенно целый и невредимый, как и прежде, лежащий в своей постели без сознания. Сириус перевел дыхание, покачав головой, и озадаченно пробормотал:
- Ненормальный…

2011-08-07 в 19:07 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 15.


Дом действительно ждал. Как если бы он на самом деле не был обыкновенным маггловским жилищем, а одним из тех старых волшебных домов, что имеют способность привязываться к своим обладателям, будто живые разумные существа. Ожидая владельца, он заботливо хранил внутри себя все те же запахи, звуки, а главное – остатки прохлады, которую вне этих стен полностью поглотила безумная жара. Северус в свое время позаботился о том, чтобы защитить свое жилье чарами, и аппарировать прямо в комнаты было нельзя, так что по прибытию он очутился неподалеку от крыльца, и тут же едва не расплавился под палящими солнечными лучами. Торопливо поднявшись по лестнице, мужчина отпер дверь и захлопнул ее за собой, переводя дыхание. Нет, он положительно не понимал всех любителей жарких летних деньков. Если бы погода сейчас вдруг решила соответствовать его настроению, то ей полагалось бы разразиться грозовым дождем. Но ничего подобного даже не намечалось, и Снейп в очередной раз напомнил себе, что чудес не бывает. Бывает магия, волшебство, которое, к сожалению, тоже не творится само по себе. Скинув сюртук и оставшись в белой рубашке, которая неприятно липла к влажной спине, зельевар прошел на кухню, чтобы умыться. Освежившись и выпив стакан воды, он закатал рукава по локоть, очень тщательно, чтобы занять себя, и не позволить разным мыслям атаковать его и без того уже давно не такой крепкий рассудок. Так. А теперь еще один глубокий вдох. Сконцентрироваться. Очистить сознание. Хорошо.
Он подумает обо всем завтра. Завтра или когда-нибудь еще, а сейчас нужно выспаться. Застилать постель не хотелось, как и подниматься на второй этаж, поэтому Снейп устроился на диване в гостиной, захватив с собой первую попавшуюся книгу. Впрочем, книга ему уже не понадобилась. Усталость взяла свое, и стоило голове Северуса коснуться подушки, как он провалился в глубокий спасительный сон.

Пробуждение состоялось уже вечером. Солнце весь день пекло, как ненормальное, и к вечеру от земли начали подниматься душные испарения, заползавшие во все щели оконных рам, дверных проемов, стен. Проснувшись с большим трудом, Северус обнаружил, что он весь взмокший. Волосы на затылке можно было хоть выжимать. Голова вновь потяжелела, но неприятное чувство мышечной боли и некоей прострации, преследовавшее зельевара в последнее время, наконец, отпустило. Подняв небрежно валяющуюся на полу страницами вниз книгу, мужчина переложил ее на диван и, потягиваясь с хриплым стоном, побрел на кухню. Напряжение спало, и сейчас, пока уже привычные, но изнурительно болезненные в своей постоянности мысли еще не успели вернуться, жизнь казалась намного прекраснее, чем раньше.
Поставив чайник кипятиться, Снейп зачем-то полез на верхние полки буфета, где отыскал небольшую бутыль вполне приличного коньяка. А ведь он, признаться, уже успел о ней забыть. Ну что ж, тем лучше, весьма приятный сюрприз. Достав бутыль и припасенные для подобных случаев бокалы-снифтеры, Северус унес все в гостиную, устроив на столике возле кресла. Немного помедлив, он зачем-то развернулся и, словно повинуясь какому-то внезапному порыву, вышел из дома, направляясь в сад. Он и сам не совсем понимал, зачем идет туда, может, это было просто внезапно накатившее желание прогуляться и вдохнуть свежего воздуха, или что-то иное. Ноги сами привели его к кустам жимолости. Пышный кустарник поблек от пыли, зеленые листья пожухли, а вызревшие на жаре ягоды опали и полопались, украсив черную землю кровавыми пятнами. Некоторое время Северус просто разглядывал когда-то буйно зеленевшую и кудрявившуюся светлыми цветками, а теперь просто медленно умирающую жимолость, затем направил на куст волшебную палочку.
- Агуаменти! – струя воды, ударившей из кончика палочки, щедро оросила высохшую почву, смывая полусгнившие останки ягод, очищая и заставляя вновь зазеленеть умытые листочки.
Постоянная, беспощадная жара никому не идет на пользу. Ты можешь держаться до последнего, но и сам знаешь - всему есть предел. Иногда ты не можешь справиться сам, и тогда, как никогда раньше, нуждаешься в том, чтобы кто-то другой протянул тебе руку помощи. В этот момент ты вынужден лишь смиренно ждать, без какой-либо возможности изменить ситуацию. Но, может быть, что-то изменится само, и ты действительно обретешь то, что даст тебе силы жить дальше?.. Может быть…

Ночь принесла с собой долгожданное ощущение прохлады и стрекотание мелких насекомых, которые, казалось, наводнили весь сад. Снейп сидел в кресле возле камина, спиной к открытому окну и неторопливо потягивал коньяк из пузатого снифтера. Камин зиял черным, выпачканным сажей зевом – разжигать огонь не хотелось, и зельевар в полной мере наслаждался одиночеством и тишиной. На его коленях лежали две колдографии – одна порванная, только половинка, со смеющейся счастливой Лили, и другая – с Гарри, в яркой мантии ловца гриффиндорской сборной по квиддичу. В лунном свете, проникавшем сквозь распахнутую оконную створку, было видно, как мальчик улыбается и машет болельщикам на трибунах. Северус хранил эту колдографию уже давно, и это позволило ему без сожаления оторвать и вышвырнуть ту часть фотографии с Лили, где ее сына обнимал Джеймс Поттер. Впрочем, мальчишке было совершенно необязательно об этом знать. Тогда Снейп был уверен – как только Гарри увидит в воспоминаниях небрежно улетающее под комод собственное изображение, он даже не подумает больше интересоваться судьбой ненавистного ему преподавателя. Но все вышло совсем иначе. Почему? Северус не знал ответа на этот вопрос.
Впрочем, какая разница. Он уже давно все решил для себя. Он допустил ошибку, согласившись переехать в дом Поттеров, где все мешало ему сосредоточиться. Особенно это незримое присутствие младшей Уизли, которая даже на кухне навела свой порядок, и как бы Снейп ни пытался его нарушить, о нем все равно напоминали то дурацкие солонки в форме перчиков, то прихватки с кружевами, развешанные в самых неожиданных местах, то еще что-нибудь не менее раздражающее. Сейчас зельевар пожалел, что оставил все свои вещи там. Нужно будет непременно забрать их и продолжить работу. Он дал обещание Лили, нет, не Альбусу, а именно Лили, и не собирается отступать сейчас, когда он уже на полпути к достижению результата.

Душевный порыв Снейпа, подогретый коньячными парами, был совершенно бесцеремонно нарушен хлопаньем крыльев. Филин влетел в окно и уселся на спинку кресла, скинув на колени мужчины скомканную наспех записку. Северус не собирался забирать птицу, о которой вполне мог бы позаботиться кто-то другой, но она как-то умудрилась его отыскать, да еще не с пустым клювом. Подобрав смятую бумажку, зельевар развернул ее и пробежался глазами по неровным строкам: «Северус, срочно аппарируй обратно. Срочно! Все равно я тебя найду, ты сам это прекрасно знаешь. Сириус». Само собой, аппарировать Снейп никуда не собирался. И отвечать на записку тоже. Он уже все решил для себя, и найдет его этот чертов анимаг, или же нет, зельевара не волновало совершенно.
- Да пошел ты, Сириус! – сообщил в пустоту Снейп, чувствуя, как настроение странным образом приподнимается. Кинув записку в камин, отчего сероватое облачко золы на несколько мгновений зависло в воздухе, Северус отправился спать.

Разумеется, в покое его не оставили. Утро началось в шесть часов с безобразного избивания, иначе и не скажешь, входной двери кулаками. Распахнувший эту самую дверь, не выспавшийся и злой, как стадо покусанных осами взрывопотамов Снейп, узрел перед собой до отвращения довольные лица Сириуса и Рона. И тут же пожалел, что не успел заехать дверью ни по одной из этих сияющих физиономий.
- Ты что, спал?! – радостный возглас анимага заставил зельевара зашипеть и поморщиться от головной боли.
- К твоему сведению, Блэк, - Северус буквально выплюнул это имя, зло уставившись на незваных гостей, - у нормальных людей вообще принято по ночам спать!
- Я же тебе письмо отправил! Чтобы ты аппарировал срочно!
Снейп как-то нехорошо побагровел и Рональд, явно беспокоясь за кровообращение своего бывшего профессора, выпалил:
- Гарри пришел в себя!
В сумеречном воздухе повисла тишина, настолько прозрачная, что каждый мог слышать биение своего сердца. Только какая-то ранняя птичка вовсю заливалась в саду, не впечатленная проникновенностью момента.
- Ну, то есть не совсем пришел… - Рон не был бы Роном, если бы не испортил немедленно все произведенное впечатление.
- Что значит «не совсем»? – окончательно озверел Снейп.
- Гермиона сказала, что он в сознании, просто еще спит или вроде того, - попытался спасти ситуацию Блэк.
- Что значит «вроде того»?! – заорал зельевар так, что его собеседникам уши заложило.
- Пойди да сам посмотри… - потерял терпение Сириус.
Дверь захлопнулась перед их с Рональдом Уизли носами. Блэк покрутил пальцем у виска, явно характеризуя умственные способности зельевара, и уже собирался предложить Рону уйти подобру-поздорову, как дверь вновь распахнулась, и с крыльца вихрем слетел Снейп с филином на плече, на ходу засовывая руки в рукава сюртука.
- Кажется, все же решил посмотреть, - пробормотал Уизли едва слышно.
Вскоре тишину утра вновь нарушили три хлопка аппарации, заставив неизвестную пернатую примадонну в саду испуганно умолкнуть.

2011-08-07 в 19:08 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 16.


В доме Поттеров было шумно. C кухни доносился громкий голос Молли Уизли, в прихожей Снейп наткнулся на Артура и Джорджа, а в гостиной обнаружился Персиваль Уизли, как ни в чем не бывало, почитывающий одну из книг, оставленных Северусом. В глазах рябило от обилия рыжего на один квадратный метр. Приметив на письменном столе в гостиной свою клетку, филин с коротким уханьем слетел с плеча зельевара, возвращаясь на жердочку. Очевидно, ему тоже претила вся эта бесполезная суета. Снейп только собрался подойти к Перси и высказать свое возмущение относительно бесцеремонного обращения с чужими вещами, как его поймали за локоть, пытаясь утащить в сторону лестницы.
- Убери руки, Блэк! – Зельевар с раздражением вывернулся из цепкой хватки анимага. – Я вполне в состоянии дойти сам.
- Ладно-ладно, успокойся…
Сириус больше не предпринимал попыток нарушить личное пространство Снейпа, если не считать сопения почти в затылок, так что до мансарды мужчины добрались вполне благополучно. Дверь была распахнута настежь, в комнате, у постели Гарри сидела Гермиона с каким-то прибором в руках. Приглядевшись, Северус узнал обыкновенный маггловский тонометр для измерения давления. Все же в маггловской медицине Гермиона разбиралась лучше, чем в магической, хотя зная Артура Уизли, стоило предположить, что аппарат вполне мог быть усовершенствован с помощью волшебства. Чуть в стороне, у стены, стояла Джиневра, кутаясь в тонкую шаль, как будто ей было холодно. Глаза ее были совершенно сухими. Повернувшись, она бросила на Снейпа короткий взгляд и едва заметно поморщилась. Северус некстати вспомнил, что уже много дней не мыл голову, и вообще в принципе не обращал внимания на свой внешний вид, занимаясь более насущными делами. Очевидно, рыжей Уизли было неприятно созерцать сальноволосого зельевара, уж у нее-то было предостаточно времени, чтобы привести себя в порядок, навести марафет, да еще поплакаться на горькую долю. Впрочем, какая разница, Снейп здесь не для того, чтобы переживать, что о нем подумает женушка Поттера. Он приблизился к Гермионе, пытливо вглядевшись в лицо девушки. Та подняла голову, радостно улыбаясь:
- У нас все получилось, профессор! – Гермиона говорила вполголоса, и Северус понял: она боится разбудить Гарри. Хотя при том шуме и гвалте, что создавало семейство Уизли даже своим далеко не полным составом, вряд ли можно было уснуть и под сонными чарами. Северус замялся, покосился на Блэка и проговорил едва слышно:
- Вообще-то ничего не получилось.
- Да нет же, сэр! – Девушка помотала головой и ее пышные локоны закрыли половину ее лица, пришлось отложить тонометр и убирать непослушные пряди за уши. – Просто вы забыли катализатор для зелья. Точнее… - она вдруг смущенно покраснела. – Я забыла. Не вписала в рецепт, а спохватилась уже дома, но подумала, что вы не станете без меня зелье варить.
Северус застыл, вспоминая, что для ускоренной работы зелья действительно требуется дополнительный ингредиент. Гермиона говорила об этом мимоходом, но почему он сам не догадался, что в новом составе чего-то не хватает? Он лично сделал сложнейшие расчеты, досконально перепроверил весь их труд, отыскивая малейшие ошибки, и забыл о такой маленькой детали? Нет, конечно, зелье все равно бы подействовало. Через неделю, может быть. Или две… Это позор.
- Если честно, я даже думала, что вы специально не стали давать Гарри лекарство, чтобы подождать меня, но Сириус сказал, - Гермиона бросила быстрый взгляд на анимага, - что вы были чем-то расстроены и аппарировали к себе. А потом я нашла несколько порций готового зелья и пустую баночку здесь, на мансарде. И все стало понятно.
- Вам бы в аврорате работать, мисс Грейнджер. В аналитическом отделе, - хмыкнул Снейп, присаживаясь на край постели.
Что-то вдруг отвлекло его внимание, и он уже почти не слышал, как Сириус спрашивает Гермиону «почему он зовет тебя мисс Грейнджер?», как девушка что-то говорит в ответ. Медленно повернув голову, Северус столкнулся с пристальным взглядом зеленых глаз.

Казалось, время остановилось. Снейп не мог ни пошевелиться, ни отвести взгляда от немигающих, словно прожигающих его насквозь глаз, в которых отчетливо можно было видеть нечто, очень напоминающее безумие. Ощутив странную боль в области левого запястья, Северус нашел в себе силы вздрогнуть и отшатнуться, чтобы затем понять: это Поттер крепко вцепился пальцами в его руку. Похоже, что Гарри и сам видел только сидящего перед ним зельевара.
- Про-фессор?.. – слова давались Поттеру с трудом, неясно, только ли от волнения, или же от того, что связки долгое время пребывали в неподвижности. Очевидно, в этот момент из-за спины Снейпа показалось лицо Сириуса, потому что Гарри вдруг просиял, выдав новую, едва слышимую, но все же разозлившую зельевара фразу: - Так я… умер?.. – Оглядевшись в какой-то прострации, он удивленно протянул: - Гермиона?.. Дж-джинни?..
- Не говорите глупостей, мистер Поттер! – Северус выдернул свое запястье из практически намертво сжавшихся пальцев Гарри, уже сейчас понимая – останутся синяки. – Вы живы, и даже более чем. И если посмеете оспаривать этот факт, я за себя не отвечаю!
Возможно, Снейп добавил бы еще пару здравых мыслей относительно всего, что думает о Поттере, его рассудке, умственных способностях, а точнее отсутствии оных, поступках и прочем-прочем, но благие помыслы зельевара были прерваны громким всхлипом. Гермиона плакала. Судя по улыбке на раскрасневшемся лице, плакала от счастья, размазывая слезы по щекам и волосам. Что-то черное и лохматое вскочило вдруг на постель, принимаясь лизать лицо Гарри мокрым шершавым языком. Это Сириус в совершенно щенячьем восторге скакал грязными лапами прямо по накрахмаленным простыням, заставляя Поттера смеяться и слабо отбиваться от собачьей ласки.
- Я скажу остальным.
Обернувшись на тихий голос, Северус успел увидеть только обтянутую шалью спину Джинни, которая выходила с мансарды.

После были многочисленные восторги, охи-ахи, объятия и слезы. Все кто был в доме, битком набились в комнату, обступив кровать, где лежал Поттер так, что нельзя было продохнуть. Каждый считал своим долгом обнять Гарри, поцеловать Гарри, или хотя бы дружески потрепать Гарри по плечу. Спрашивали, как он себя чувствует, рассказывали, как соскучились по нему, как ждали его пробуждения. Джинни тоже была там, со всеми. Улыбалась, обнимала мужа, целовала его в щеку и говорила, как рада, что с ним теперь все в порядке. Однако когда Северус выскользнул с мансарды, утомленный столпотворением, он заметил, что девушка следует за ним. Она догнала зельевара в гостиной и окликнула, чтобы привлечь его внимание.
- Вы что-то хотели, мисс… миссис Поттер?
- Да, мистер Снейп.
«Профессором уже не зовет», - отметил про себя Северус. – «Думает, что выросла. Ну-ну».
- Я только хотела сказать, что вам уже не стоит беспокоиться. – Пальцы Джинни нервно комкали край шали, но глаза смотрели уверенно и даже с вызовом. – Гарри в полном порядке.
- Неужели? – Снейп прекрасно понял, что именно хотела сказать девушка, но не собирался облегчать ее задачу по избавлению от ставшего лишним зельевара. – Боюсь, что это не совсем так. После столь продолжительной комы необходимо пройти период реабилитации…
- Гарри в порядке, - с нажимом повторила Джинни. – О нем есть кому позаботиться.
- Вот как?.. – Северус слегка усмехнулся. – Интересно, и кто же это?
- Я. Я сделаю все, что понадобится, и готова посвятить все свое время Гарри. Поэтому вы можете…
- Я могу, - перебил ее мужчина. – Я все могу. В том числе и сообщить вам, миссис Поттер, что ваш муж уже не нуждается в такой жертве с вашей стороны. Он, знаете ли, привык сам приносить жертвы, в том числе, и свою жизнь, которую был готов отдать, не задумываясь, если это понадобится. За вас. За нас всех. – Зельевар говорил спокойно и медленно, четко проговаривая каждое слово и не обращая внимания на то, как краснеет лицо Джинни. - Где же вы были, когда он действительно в вас нуждался?..
- Да что вы понимаете! Я всегда была рядом, всегда! – голос девушки срывался, она явно сдерживала себя, чтобы не перейти на крик. – Это я ему не была нужна! Я сделала все, чтобы быть рядом с ним, чтобы стать его женой, я полюбила его с первой нашей встречи – и что в итоге?! Вы – вот кто ему нужен!
Северус приподнял бровь. Вот как? Что ж, значит, крошка Джинни тоже заметила тот взгляд, которым Поттер одарил Снейпа сразу после своего пробуждения. Это все объясняет. Но помнится, Сириус говорил, что у девочки уже есть на примете кто-то на роль нового отца ее детей. Или это сейчас не учитывается?
- Так или иначе, миссис Поттер, вы могли бы проявить хотя бы элементарное уважение, я уже не говорю о чувстве благодарности, в адрес человека, который фактически спас вашего мужа. Вместо этого, вы сейчас пытаетесь указывать мне на то, что я могу понять, а что не могу.
- Благодарность? Ха, я должна проявить благодарность?! – Глаза Джинни сверкнули. – Да это все случилось только из-за вас, если бы не вы, все было бы в порядке, как и раньше! И вы, вы тоже согласились помочь не потому, что вы такой добрый и бескорыстный. Да у вас же просто нет никого! Вы, никому не нужный, отвратительный старик, вы цепляетесь за чужие чувства и разрушаете их, только ради себя. Ради себя! – Молодая женщина была готова разрыдаться. Она вскинула руку, как будто хотела вытащить волшебную палочку, но не стала, и вместо этого резко развернувшись и взметнув рыжими волосами, взбежала вверх по лестнице.
Оставшись в одиночестве, Снейп медленно опустился на подлокотник дивана. Ноги почему-то отказывались держать его.

2011-08-07 в 19:09 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...

Глава 17.


Северус не совсем понимал, почему он все еще в этом доме, и чего, собственно, ждет. Поттер уже жив-здоров, окружен заботой - в сущности, Джинни была права. Хотя, скорее всего, именно это обстоятельство - последний разговор с девушкой, и заставил зельевара остаться. Какой смысл уходить после того, как сам фактически настоял на обратном?
Прошло немало времени, прежде чем он услышал, как его окликнули. Голос Сириуса доносился, будто через плотную пелену. Должно быть, Снейп успел задремать, пока размышлял в одиночестве, и теперь все ощущения и чувства возвращались постепенно. Вскоре появился сам Блэк, очевидно не дозвавшись до зельевара:
- Северус, ты тут уснул что ли?.. Не слышал, что я тебя звал? Гарри спрашивает, куда ты подевался.
- Ушел, чтобы побыть в тишине. Или я должен был смиренно стоять в толпе и ждать своей очереди, пока Его Величество Мистер Поттер соизволит обратить на меня внимание?.. – даже спросонья Снейп не отличался покладистостью характера. Впрочем, должного эффекта это не возымело. Сириус только рассмеялся, махнув рукой:
- Вставай уже с дивана и пойдем. Можешь не беспокоиться – твоя «толпа» аппарировала по домам.
Поднимаясь с насиженного места, зельевар отметил про себя, что пора бы задуматься над тем, как происходит их с Блэком общение. В последнее время анимаг позволял себе все больше фамильярности в высказываниях. Нет, разумеется, Снейп и не ожидал от бывшего азкабанского узника великосветских манер, но это уже переходило всякие границы. Мало того, что Сириус попросту перестал реагировать на любые поддевки и язвительные словечки, так он еще и смеет обращаться к тому, кто по праву носил в свое время прозвище «Ужас Хогвартса», в дружеской манере! Это следовало пресечь в ближайшее же время. Но не сейчас. Не сейчас, потому что перед лицом Северуса уже приглашающее распахивалась дверь, ведущая на мансарду…

К возвращению Снейпа в комнате осталась только неразлучная Золотая Троица: Рон и Гермиона расселись по краям кровати, а в самом центре, опираясь на подушки, устроился виновник «торжества», поедая большой ложкой варенье прямо из кастрюли. В первое мгновение, узрев эту идиллию, Северус просто остолбенел, но когда отмер, маячивший за его спиной Сириус даже подпрыгнул от громогласного вопля:
- Кто дал Поттеру варенье?!!
Гермиона вздрогнула, Рональд резко обернулся, вполголоса выдав что-то непечатное, а Гарри, всегда отличавшейся неповторимой грацией юного тролля, уронил в кастрюлю свои очки и подавился.
- А что не так-то? – донеслось из-за спины зельевара удивленное бормотание Сириуса. – Гарри сам попросил, хочу варенья, говорит. Ну, еще бы, столько проваляться без еды…
- Ты в своем уме, Блэк? – зашипел Северус, поворачиваясь к анимагу. Тот попятился, явно уже давно сомневаясь в адекватности Снейпа. – Как ты догадался кормить человека, только что очнувшегося от комы, вареньем? Или решил лично добить любимого крестника, чтобы теперь-то уж наверняка?
- Но Гарри в порядке, - поспешил придти на помощь Сириусу Рон, и тут же сам словил испепеляющий взгляд из-под нахмуренных бровей. Гермиона поспешно достала из кастрюли мирно плавающий там предмет, и произнесла очищающее заклинание.
- Вот, Гарри, держи свои очки. Давай, я заберу варенье. Нам с Роном уже все равно пора домой. – Девушка торопливо поцеловала друга в щеку и кивнула мужу, забирая кастрюлю из рук Поттера, взгляд которого теперь можно было сравнить только со взглядом щенка, у которого отняли любимую сахарную косточку. «Родство с Сириусом, хоть и непрямое, но налицо, так сказать», - подумалось Снейпу. Он посторонился, чтобы пропустить чету Уизли к выходу, краем глаза наблюдая, как Поттер неловко нацепляет очки на переносицу и облизывает измазанные вареньем пальцы.
- Спасибо вам за все, профессор, - Гермиона остановилась, чтобы попрощаться с Северусом и высказать свою благодарность. Ее глаза сияли и, наверное, она от души пожала бы зельевару руку, если бы ее собственные не были заняты увесистой кастрюлей. Рональд снизошел до того, чтобы кивнуть, присоединяясь к словам жены.
- Не за что, мисс Грейнджер. Вы так и собираетесь стоять здесь в дверях?..
Девушка улыбнулась:
- Разумеется, нет, сэр. Доброго вам вечера.
Она скрылась за порогом, прихватив с собой Рона, и почти взашей вытолкав Сириуса, который был явно против такого поворота событий. Пронаблюдав, как захлопнулась дверь, Северус повернулся, вновь уловив на себе пытливый взгляд. Поттер смотрел на мужчину напротив себя так, словно видел его впервые. Зеленые глаза, казалось, ощупывали каждую складку на одежде, пересчитывали каждую пуговичку, пытались запомнить навсегда и без того изученные за долгие годы досконально черты. Разве что морщин у Снейпа теперь стало больше, да и осанка уже не та, что прежде. Но зельевар был готов поклясться, что Поттер смотрел на него с восхищением, не замечая ни одного из этих явных недостатков. Это заставляло Северуса чувствовать себя крайне неуютно.
- Все еще носите эти дурацкие очки, мистер Поттер? – Ему нужно было что-нибудь сказать, просто чтобы хоть как-то нарушить тишину и прервать это почти гипнотическое влияние пристального взгляда. – Совсем как ваш отец…
- Они вам не нравятся?.. – Гарри засуетился, подцепляя очки за дужки, явно собираясь от них избавиться. – Я могу больше не надевать их…
- Вот как? Любопытно. - Северус приподнял правую бровь. Он был удивлен действиями Гарри, но старался не подавать вида, иначе этот проклятый мальчишка возомнит о себе невесть что. – Готовы отказаться даже от собственного отца ради моей прихоти?
- Нет, профессор, я не собираюсь от него отказываться. Но я и не обязан на него походить. Я – не мой отец.
- Что ж, похвальное рвение к индивидуальности, мистер Поттер, - произнес Снейп тем же язвительным тоном, – но не стоит. Оставьте свои очки на месте. - И замолчал.
Гарри тоже замолчал. Не комкал край одеяла, не сопел, не пытался спросить, при чем здесь вообще его отец. Сидел очень спокойно. И пялился на Снейпа. А минуты текли медленно-медленно, как будто кто-то специально растягивал их до предела.
- Вот что, мистер Поттер, - первым не выдержал зельевар. – Не знаю, зачем вы меня позвали, но надеюсь, что для того, чтобы попрощаться. Потому как я не намерен больше тратить на вас свое время. Не жду от вас благодарности, но проявите хотя бы элементарное уважение. Вы меня задерживаете.
- Но… сэр… - Гарри явно пытался подобрать слова, однако Снейп не дал ему на это времени.
- Никаких «сэр». Я вижу, что вы на самом деле в порядке. Весьма рад видеть вас вновь в добром здравии, и поскольку мой долг на этот счет выполнен, я прощаюсь с вами. Надеюсь, теперь навсегда.
- Долг?.. – Глаза Поттера стали круглыми, как линзы его очков.
Северус поджал губы и развернулся, направляясь к выходу из комнаты. За его спиной Гарри пытался что-то сказать, потом уверить зельевара, что он совершенно не в добром здравии. Снейп не желал ничего слышать. Уже в дверях какой-то странный звук все же заставил его обернуться.

Поттера рвало. Вареньем. Прямо на белые простыни.

2011-08-07 в 19:10 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 18.


Пахло чем-то неуловимо сладким. Может быть, леденцами, которые неровной горкой красовались в хрустальной салатнице прямо посреди письменного стола – подарок от Джорджа и Рональда Уизли. Конечно, Гарри сейчас только приторных конфет не хватало для полного счастья, особенно тех, что взрываются прямо во рту, так что потом еще долго щиплет язык. А может, все дело было в тех ужасных пестрых розах, что миссис Уизли – Молли, поставила в вазе на кухне. «Пусть немного оживят атмосферу» - вот чем объяснила женщина свой поступок. Северусу было все равно, и выбрасывать кричаще-яркие цветы он не стал. Единственное, что он сделал – обследовал кухню на предмет поиска собственных же зелий и ингредиентов. Разумеется, Молли похозяйничала всласть и прибрала все на свое усмотрение. Зелья оказались аккуратно составленными в какую-то цветастую коробочку, а различные жучиные крылышки, травы и прочие компоненты для эликсиров и микстур – расфасованными по баночкам с веселенькими клетчатыми крышечками. Хлебница была под завязку забита плюшками (Северус еще порадовался, что туда никто заглянуть не догадался, иначе откачивать бы ему Поттера по второму кругу), а в буфете, в плетеной корзинке красовались румяные пирожки. Сам Снейп к ним прикасаться не стал, не было аппетита, но взял на заметку показать находку вечно голодному Блэку. Пусть порадуется.
Однако сейчас Сириуса рядом не было, как впрочем, и кого-либо еще. Никто не мешал зельевару предаваться размышлениям в одиночестве. Филин уже слетал на охоту и теперь спал у себя в клетке, изредка слабо покряхтывая или ухая, когда ему снилось что-то особенно интересное. Северуса тоже клонило в сон, но он упорно тянул время. Сейчас ему стало ясно, почему, отчасти, он работал на износ и не сомкнул глаз на протяжении стольких ночей – он просто не хотел спать в этом доме. Ведь ему пришлось бы идти в комнату, которую раньше занимала семейная чета Поттеров, в их спальню, и… мысль о том, чтобы спать в той же постели, пусть даже заново перестеленной, вызывала отвращение. Так что сейчас бывший слизеринский декан сидел на диване в гостиной и изо всех сил старался держать глаза открытыми. В его воспоминаниях мелькали обрывки прошедшего дня.

Когда Поттера, этого Мальчика-который-выжил-но-постоянно-пытается-умереть-снова вывернуло прямо на кровать, Северус смутно начал понимать, что все происходящее с ним действительно судьба, треклятое предназначение, от которого нигде не скрыться. Дернул же его кто-то за язык поклясться оберегать этого мальчишку! Но что сделано, то сделано, сказанного уже не исправишь. А вот неприглядную ситуацию с вареньем легко исправило простейшее «эванеско». Наколдовав воды в стакан, зельевар присел на край постели рядом с Гарри.
- Пейте, мистер Поттер.
Гарри вцепился в стакан так, что казалось, тот сейчас разлетится вдребезги и усыплет все вокруг мелкими осколками, и принялся пить, захлебываясь и стуча зубами о стеклянный край.
- Скажите мне, мистер Поттер, - медленно произнес Снейп, нарочито растягивая слова. Он так часто повторял фамилию мальчишки еще в школьные времена, что сейчас она сама собой срывалась с губ, став неким привычным дополнением к любому обращению. – Вы собираетесь умирать каждый раз, когда я оказываюсь вне поля вашего зрения?
Отпустив многострадальный стакан и поставив его, хоть и не без труда, на стул возле кровати, Гарри решительно кивнул. Потом неожиданно покраснел, кивнул еще раз и выдал:
- Разумеется, нет, сэр.
Северус был несколько обескуражен таким расхождением в словах и действиях, но справедливо рассудил, что Гарри просто еще не пришел в себя от недавнего потрясения.
- Прекрасно. В таком случае, я думаю, мне следует связаться с миссис Поттер…
- Нет!
- Что «нет»? – зельевар чувствовал, что опять начинает злиться.
- Не нужно ничего говорить Джинни, профессор! – выпалил Поттер. Потом заметил выражение лица Снейпа и заговорил быстро и сбивчиво, явно ожидая, что сейчас его снова перебьют, не позволив высказаться. – Понимаете… Джинни, она… я уже все знаю, и то, что у нее есть кто-то другой. Я его не видел, но уверен, что он замечательный человек! И я не хочу, чтобы у них ничего не вышло из-за меня. Понимаете, сэр, я наверное, не очень хороший семьянин. Ну, то есть… нет, не так, просто у нас с Джинни не получилось быть вместе, вот и все. Она очень много для меня сделала, и я не хочу мешать ей теперь…
- Достаточно, - прервал поток словесных излияний Северус. Выслушивать дифирамбы в адрес благородной и добросердечной Джиневры ему хотелось меньше всего. – В таком случае, ваши друзья…
- Рон и Гермиона очень заняты! – сообщил Гарри прежде, чем Снейп успел сказать что-либо еще. – У них семья, и дети!
Зельевар собрался было предложить кандидатуру Сириуса, но вспомнив злосчастное варенье, закрыл рот. И очень раздраженно посмотрел на Поттера. Тот как-то стушевался под профессорским взглядом и промямлил едва слышно:
- Сэр, если это необходимо, я вам заплачу, сколько будет нужно, вы не подумайте, что я… Я обязательно…
- Заткнитесь, мистер Поттер! – прошипел Снейп, перебирая в голове все возможные варианты и тут же отбрасывая, понимая, что гадкий мальчишка все равно найдет какую-нибудь причину, чтобы не принимать чужую помощь. – С чего вы вообще взяли, что меня интересует подобного рода работа, или я настолько нуждаюсь в деньгах, что буду присматривать за вами, как терпеливая сиделка? Почему бы мне просто не обратиться к колдомедикам из Святого Мунго? Или, может, у них тоже нет на вас времени?.. У всех семьи и дети, не так ли, мистер Поттер, а меня можно эксплуатировать как угодно? Потому что, как там сказала ваша драгоценная жена, я «никому не нужный, отвратительный старик»?! Ну, что же вы замолчали?
Гарри побледнел, и казалось, боролся с тошнотой, подступающей к горлу. Северус попытался встать и почувствовал, что в его рукав вцепились мертвой хваткой.
- Я поговорю с Джинни, сэр. Она извинится перед вами, обещаю. – Поттер не смотрел на Снейпа, опустив взгляд и стиснув зубы, он явно переживал сильнейший внутренний конфликт. Но его пальцы все же разжались, когда он с трудом выдавил: - Простите меня, сэр. Конечно, вы не обязаны…
- В том-то и дело, что обязан! – взвился зельевар. – Я всю жизнь всем чем-то обязан! Такое ощущение, что я родился только для того, чтобы решать чужие проблемы!
- Профессор…
Не выдержав, Снейп вылетел с мансарды, от души хлопнув дверью.
И уже через полчаса вернулся, предварительно до полусмерти напугав в гостиной филина тем, что метался из угла в угол, рыча, как загнанный зверь. Как ни крути, крепкими нервами зельевар никогда не отличался, особенно теперь, когда некий Золотой Мальчик раз за разом старался подкладывать ему (и весьма успешно!) крупную свинью.
Поттер по-прежнему лежал в кровати, повернувшись на бок и обнимая одеяло. Когда он обернулся на тихий скрип открывающейся двери, Северус заметил, что глаза Гарри покраснели, и веки немного опухли. Удивительно, как только Поттер и в таком возрасте умудрился остаться совершенным ребенком?
- Я вернулся, потому что это мой долг, - процедил Снейп, понимая, что безбожно пытается себя оправдать. – Не обольщайтесь, мистер Поттер. И ваших денег мне тоже не нужно, приберегите их для себя.
Кажется, Гарри поверил. В зеленых глазах что-то потускло, но их обладатель кивнул, попытавшись даже выдавить слабую улыбку и шепнув одними губами:
- Спасибо…

2011-08-07 в 19:11 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Оставшиеся несколько часов до наступления ночи прошли как-то… странно. Назвать это идиотизмом у Северуса не поворачивался язык, хотя бы потому, что все совершенные им действия были предприняты с самыми серьезными намерениями. Но со стороны это выглядело именно как комедия в двух лицах, причем оба из них, судя по всему, страдали умственными отклонениями.
Началось все с того, что Снейп решил осмотреть Поттера, чтобы проверить состояние его организма после комы. Поттер-очнувшийся осмотренным быть явно не хотел и процессу всячески сопротивлялся: смущался, краснел и снова мямлил что-то несуразное, чем повергал зельевара в состояние крайнего раздражения. Северус чувствовал себя так, словно занимается не обыкновенным осмотром больного, а каким-то, откровенно говоря, непотребством, да еще и втягивает в это ни в чем не повинного Гарри. В итоге сосредоточиться не удалось, и Снейп оставил всяческие попытки установить диагноз самостоятельно. Вместо этого он решил накормить своего подопечного, для чего приготовил жидкую овсянку на воде. Ее Поттер все-таки проглотил, но нужно было видеть, с каким лицом он это делал! Северусу казалось, что ему самому становится дурно от одного взгляда на процесс поедания диетического блюда. Запив несчастную овсянку доброй порцией укрепляющего зелья, Гарри получил в руки больничную утку, трансфигурированную из тазика, и рекомендацию по ее использованию. Добрая часть зелья, остававшегося еще во рту больного, оказалась в утке в тот же момент. «Хорошо хоть не на простынях» - обреченно подумал Снейп.
Чуть позже переставляя на кухне склянки, зельевар услышал странный шорох и засек Поттера крадущимся в сторону туалета. Когда спустя полчаса, ничем не выдав свое открытие, мужчина поднялся на мансарду и поинтересовался у уже лежавшего в постели и весьма довольного Гарри, не хочет ли тот подышать свежим воздухом, оказалось, что ходить наш герой не может. Он вообще лежачий больной, и что за странные вопросы? К концу дня Северус чувствовал себя совершенно обескураженным и более того, разбитым, как тот стакан, который Поттер, разумеется, на второй раз все равно не удержал в руках. Когда Гарри, наконец, сморил сон, Северус возблагодарил все высшие силы, Мерлина Великого и Четырех Основателей и сбежал в гостиную, прихватив с собой толстенную книгу по колдомедицине.

И вот сейчас, разобрав около сотни страниц таким мелким шрифтом, что рябило в глазах, зельевар отдыхал в тишине, прижавшись спиной к мягкой диванной обивке. Он чувствовал явный подвох во всей сложившейся ситуации, и более того, разгадка крылась где-то близко, но каждый раз ускользала от затуманенного усталостью сознания. Поразмыслив еще немного, Снейп решил, что завтра все же вызовет Гермиону. Если она не может быть с Поттером постоянно, то пусть хотя бы осмотрит его. Уж ей-то этот несносный мальчишка должен довериться. Да и познания девушки в маггловской медицине лишними не будут. Приняв такое спасительное решение, Северус устало выдохнул, наконец, расслабившись и провалившись в глубокий сон без сновидений…

2011-08-07 в 19:11 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 19.


Утро вновь началось с привычного уже пения птиц за окном. Филин вкушал законный утренний сон после удачной охоты, и никто не мешал пернатым маэстро выводить свои сладкие трели. Вскоре к их голосам добавилось настойчивое стрекотание кузнечиков, и Северус, наконец, открыл глаза. Сквозь приоткрытые шторы пробивались первые солнечные лучики, робко освещая комнату, обещая впереди солнечный и теплый день. Потянувшись и слегка поморщившись от легкой боли в мышцах – все-таки пришлось целую ночь провести на диване, зельевар поднялся на ноги, одернул сюртук и решительно направился в отведенную ему в свое время комнату. Единственным, что там могло понадобиться мужчине, был небольшой черный чемодан, в котором Снейп принес кое-какую запасную одежду. Захватив смену белья и чистую рубашку из легкой льняной ткани – в сюртуке уже становилось жарко, - он бесшумно прошел в ванную, накрепко заперев за собой дверь.
Светлая кафельная плитка холодила босые ступни, и мужчина зябко ставил одну ногу на другую, пока расправлялся с многочисленными пуговицами сюртука. Ему не нравилось чувствовать себя обнаженным. Непривычное, неприятное ощущение беззащитности не покидало его, как только он избавлялся от надежных покровов плотной ткани, тесноты высокого ворота, узости ставших неизменными накрахмаленных манжет. Не особо любил он и дотрагиваться до себя, для того ли это было нужно, чтобы намылить тонкую бледную кожу, или же как следует втереть в волосы пахучий бальзам, в любом случае прикосновения не приносили удовольствия. Мыло ело глаза, брызги воды пытались попасть в нос, и Северус нехотя фыркал, пытаясь отплевываться от стекавшей со лба скользкой пены. Он действительно плохо знал свое тело, да никогда и не пытался его изучить. Мытье – лишь очередная необходимость, еще одна повинность в череде других, составлявших его обычную жизнь. Самым же неприятным было то, что в такие моменты особенно много мыслей стремилось посетить не занятое обычным чтением или размышлением сознание зельевара. О том, чтобы петь в ванной, пытаясь заглушить собственные воспоминания и страхи, речи даже не шло, и Северус просто старался не отвлекаться на водные процедуры чаще, чем это было действительно нужно. На его собственный взгляд, разумеется.
В какой-то момент Снейпу показалось, что кто-то ощутимо дернул за ручку на двери, ведущей в ванную комнату. Но запертая дверь не поддалась и все мгновенно стихло. Выключив воду, зельевар еще долго вслушивался в тишину, после чего снял с крючка полотенце и принялся тщательно вытираться.

К счастью, он успел выйти из ванной, почистить свою одежду, аккуратно уложить ее в чемодан, и уже готовил на кухне завтрак для Поттера, когда в дом безо всякого предупреждения заявились гости. Очевидно, воспользовались каминной сетью, потому что Северус не слышал, как хлопнула входная дверь. В комнатах тут же зазвучали разговоры, зазвенели радостные детские голоса. Мужчина слегка поморщился – он не любил шум, тем более что и час еще был ранний, возможно Гарри спал, а его несносное семейство как будто целенаправленно поставило себе задачу разбудить отца. Минут через пять в кухню заглянул Сириус и, приметив зельевара возле кастрюли с овсянкой, радостно полез с разговорами, но тут же получил тарелку с кашей в руки и важное поручение накормить больного.
Скрыться было попросту некуда, рано или поздно пришлось бы все равно выйти и поприветствовать гостей, и Северус уже почти смирился с этим фактом, но ситуацию, как всегда, спасла Гермиона. Девушка тихо прошла на кухню и прикрыла за собой дверь.
- Доброе утро, профессор.
- Доброе, мисс Грейнджер. – Судя по тону зельевара, добрым это утро он как назвать не мог совершенно, но вежливую полуулыбку на лицо все же натянул. Со стороны это выглядело так, словно Снейпа неожиданно настигла сильная головная боль.
- Простите, что мы снова вас беспокоим, сэр, - Гермиона улыбнулась довольно мягко, ее взгляд скользил по рубашке Северуса. Возможно, ей было непривычно видеть своего бывшего профессора так легко одетым. Темно-серая, почти черная рубашка старинного покроя была застегнута на все пуговицы под самое горло, и все же без сюртука и мантии это смотрелось далеко не так внушительно. – Я очень рада, что вы решили остаться и присмотреть за Гарри. До того происшествия с заклятьем у него был очень сложный период, и теперь, боюсь, все могло только усугубиться.
- С заклятьем?.. – переспросил Снейп, желая перевести разговор на более безопасную тему. Рассуждать о причине, по которой он вынужден был остаться, ему хотелось меньше всего.
- Да, как я тогда и предположила, причиной комы стало магическое воздействие… - начала девушка и тут же осеклась, догадавшись. – Так вы не говорили об этом с Гарри?
- Не было времени, - сухо ответил зельевар, осознавая, что по логике вещей уже давно должен был провести Поттеру допрос и разузнать, как тот додумался едва не покончить с собой, и главное, какими методами пытался это осуществить. – У меня есть к вам одна просьба, мисс Грейнджер.
- Конечно, сэр. Что я могу для вас сделать?
- Осмотрите мистера Поттера и доложите мне о результатах обследования. Сам я этого сделать не могу, видите ли, мистер Поттер не доверяет мне по каким-то известным только ему причинам. И пожалуйста, проследите, чтобы он не подавился своей овсянкой.
Хотя Снейп говорил вполне серьезно, и более того, командным тоном, каким он привык изъясняться еще на собственных занятиях, обучая нерадивых студентов, Гермиона вдруг улыбнулась, вновь сверкнув ровными белыми зубами.
- Хорошо, профессор, об этом не беспокойтесь. Вы можете заняться своими делами, я позабочусь о том, чтобы все поднялись наверх, или вели себя потише и не мешали вам.
- Премного благодарен, мисс Грейнджер.
Кивнув так энергично, что каштановые локоны на мгновение взлетели в воздух, девушка развернулась и вышла с кухни. Вскоре голоса и вправду стихли, должно быть, гости поднялись на мансарду. Не то чтобы у Северуса действительно было много важных дел, но тишина умиротворяла, и постепенно успокоившись, мужчина нашел себе занятие, принявшись за сортировку сваренных зелий.

Немногим позже он уступил кухню Рональду и Джиневре, которые собрались накрыть стол для чаепития. Джинни старательно прятала глаза, Снейп же делал вид, что ничего не случилось. Он вернулся в гостиную, присаживаясь в кресло напротив открытого окна. На лужайке перед домом носился Блэк в облике большого черного пса, играя с детишками. Где-то среди всех этих Джеймсов, Роз и Хьюго бегал и его, Северуса, тезка. «Альбус Северус Поттер. Ну что за невозможное сочетание! Как такое вообще могло придти в голову?» - возмущаясь про себя, Снейп тем не менее понимал, что не испытывает совершенно никакого раздражения. Задумавшись, он не услышал, как Гермиона подошла к нему. Тихое деликатное покашливание заставило мужчину слегка вздрогнуть и обернуться.
- Гарри уже намного лучше, он идет на поправку, однако все еще нуждается в уходе, - произнесла девушка в ответ на вопросительный взгляд зельевара. – Тот случай… с вареньем, - слова явно давались Гермионе с трудом, но она все же выдавила, глядя в сторону, - это была моя ошибка. Мне очень жаль, сэр. Вы все сделали правильно. Я осмотрела Гарри, он уже может вставать с постели, поэтому вам не нужно провожать его до уборной, только из дома ему лучше пока не выходить. И еще, - девушка замолчала, явно не зная, стоит ли ей продолжать.
- Что, мисс Грейнджер? – нетерпеливо спросил Северус.
- Не могли бы вы сидеть с ним по вечерам? Хотя бы ненадолго… вряд ли он сам вас попросит... Понимаете, Гарри снятся кошмары, и он долго не может уснуть. Возможно, ваше присутствие ему поможет…
Снейп вздохнул.
- Это все?..
- Вот, это маггловское лекарство, но очень хорошее. – Гермиона сунула в руку зельевара небольшую белую баночку без этикетки со свинчивающейся крышечкой. - Пусть Гарри принимает его три раза в день и все будет в порядке.
- Прекрасно.
Девушка замолчала, глядя на то, как Северус убирает лекарство в карман брюк. С улицы донесся громкий лай и радостный детский смех.
- Вы пойдете пить чай, профессор?..
- Благодарю, мисс Грейнджер, но я предпочитаю пить чай в одиночестве.
Пожалуй, было бы даже странно, если бы он ответил что-то другое.

2011-08-07 в 19:12 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Глава 20.


Они не стали зажигать свет. В полутьме, разреженной только слабым сиянием звезд, еще не прикрытых массивными, неотвратимо надвигающимися с горизонта тучами, белело лицо Поттера. Он полулежал на постели, опираясь спиной о подушку и сложив руки поверх одеяла. Ткань домашней футболки обтягивала его худые плечи, ворот изломом топорщился над выступающими ключицами. Поттер говорил – негромко, неторопливо, как всегда с трудом подбирая слова, но смысл от этого не ускользал, напротив, становился только четче, пронизанный чувствами и пережитыми эмоциями. Северус безмолвной тенью застыл возле окна. Его рука, с длинными тонкими пальцами, побелевшими от напряжения костяшками, опиралась о край подоконника, слегка подрагивая. Зельевар не обращал внимания на эту дрожь, полностью обратившись в слух.
- Наверное, в тот момент мне действительно хотелось умереть… я не вполне отдавал себе отчет в своих поступках… - Здесь Снейпу следовало бы перебить Поттера, сказав, что мальчишка и прежде никогда не отдавал себе отчета, и в итоге отчитываться за него приходилось другим, но мужчина промолчал, а Гарри продолжил: - Я потерял все. Семью, крестного, почти всех друзей, и человека, который заботился обо мне и оберегал меня, пусть даже я и не знал об этом… - быстрый взгляд, брошенный на Северуса и не оставшийся незамеченным. - В этом мире просто не было больше никого, кто не смог бы жить, если меня не станет. Я думал, что там, где-то «вне», я встречу родителей, Сириуса… и… вас. Не поймите меня неправильно, сэр, но после того, что я видел в ваших воспоминаниях… - Он запнулся. – Я понимаю, что ждал слишком долго, но когда я просмотрел их в первый раз, я был еще совсем ребенком, глупым ребенком, и меня волновали только собственные проблемы…
«Как будто сейчас это изменилось», - подумал зельевар, отворачиваясь к окну.

Это был уже не первый их совместный вечер. После того, что сообщила Снейпу Гермиона, зельевар стал регулярно посещать Гарри перед сном. Сначала Поттер тушевался, бормотал, что не нуждается в постоянном наблюдении и не хочет отнимать свободное время профессора, но узнав, что идея принадлежала его подруге, притих и больше сопротивления не оказывал. Постепенно общая неловкость уходила, короткий обмен фразами перерастал в небольшие диалоги. Иногда Северус и Гарри завтракали вместе на кухне. Порой, когда к Золотому Мальчику приходили гости, чтобы навестить его, Снейп не исчезал, по своему обыкновению, а оставался рядом и даже участвовал в разговорах. И не было ничего удивительного, что в один из тех вечеров после насыщенного событиями дня, когда зельевар и его подопечный остались наедине, Гарри захотелось высказаться. Конечно, Северус уже прекрасно знал всю историю о том, что произошло в тот памятный день, и какое заклинание умудрился применить сам на себя Поттер, и прочие подробности инцидента, но сейчас Гарри заговорил о причинах, а Снейп не счел нужным его прерывать.

- Не знаю, знакомо ли вам это чувство…когда что-то привлекает твое внимание, и ты понимаешь, что решение так близко, но никак не можешь его отыскать. И тогда загадка занимает все твои мысли, мешает спать, есть, жить. Когда желание найти отгадку, ключ, ответ становится настолько навязчивым, что объект внимания… ты словно сближаешься с ним в своих мыслях. Понимаете? Ты думаешь о нем постоянно, и находишь все новые детали, черты, которых прежде никогда не замечал, или просто видел их по-другому. - Голос Гарри стал громче, возвышаясь на эмоциях с тихого, едва слышного, до жаркого торопливого шепота. Северус слегка вздрогнул, но Поттер не заметил этого, продолжая говорить. – Я думал, что Джинни поймет меня. Мы всегда были с ней вместе, рука об руку, еще с последних школьных лет. Мы вместе сражались за Хогвартс и, наверное, у меня не осталось никого ближе нее с тех пор, как Рон и Гермиона стали парой. Я всегда полностью доверял Джинни, я знал, что она поможет и поддержит меня, но в этот раз все оказалось иначе. Я не понимаю, как это могло произойти…
«Мальчишка… в твои годы мужчина должен хорошо знать, что такое женская ревность… Неважно, к другой ли женщине, мужчине или твоему увлечению», - губы Северуса кривила усмешка, но Поттер мог видеть только затылок зельевара и длинные черные волосы, неровно состриженными концами касающиеся плеч. Гарри говорил еще что-то, о том, что он очень любит свою семью и детей, о том, что все это было как-то неправильно, что Джинни обманула его доверие. О своих ошибках и своей одержимости. Одержимости чем… или, может быть, кем? Снейп не хотел этого слышать. Он вдруг протянул руку, накрывая сложенной в горсть ладонь маленькую, притаившуюся в складках ткани тень.
- Мистер Поттер…
Гарри осекся на полуслове. Даже повернувшись к нему спиной, зельевар почти видел, как мальчишка вздрагивает, поправляет на носу неизменные очки, которые иногда забывает снять даже перед сном и смотрит на Снейпа блестящими зелеными глазами.
Вторая ладонь проскользнула под первую, сомкнув края «ловушки» - в руках затрепыхалось хрупкое и беспомощное.
- Скажите, мистер Поттер, какая бабочка в моих руках – живая или мертвая?..
Хлопает глазами. Смотрит удивленно, непонимающе.
- Конечно живая, сэр.
Северус помедлил, но все же раскрыл ладони. Ночной мотылек выпорхнул в холодный воздух и улетел прочь, роняя серебристую пыльцу с крыльев. «Конечно живая» - и никакого сомнения. Даже мысли о том, что можно сомкнуть ладони, разрушая хрупкую красоту, ломая и уничтожая. Конечно… живая. Разве может быть иначе?
- …я ни о чем не жалею.
Кажется, Снейп пропустил начало фразы. Обернулся через плечо, возможно, немного более резко, чем следовало бы.
- Я не жалею о своем поступке, - упрямо повторил Поттер, глядя прямо в глаза зельевара.
- Разумеется, не жалеете, - произнесенное вполголоса, но почти оглушительно прозвучавшее здесь, в этой напоенной тишиной и пустотой, отрезанной от всего мира комнате под крышей чужого дома. – Вы ведь сделали все возможное, чтобы я остался с вами рядом…
Слишком откровенно. Гарри казался почти оглушенным, но все же нашел в себе силы переспросить:
- Что вы имеете в виду, сэр?
- Только то, что вы солгали мне.

2011-08-07 в 19:12 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Пауза. Тишина давит так, что, кажется, будто могут лопнуть барабанные перепонки. Северус подошел ближе, но не присаживаясь на кровать, бесстрастно продолжая говорить:
- Не нужно считать меня глупцом. Или вы думаете, что я ничего не заметил?.. И то, как вы, будучи «лежачим больным», прокрались в уборную, и то, что из холодильника пропадают продукты, а овсянка, которую я вам варил, подозреваю, давно покоится в недрах канализации. Я навел справки и о вашем «чудодейственном» маггловском лекарстве. Обыкновенные витамины. Странно было думать, что я стану поить вас таблетками непонятного содержания, да еще и без этикетки, которую, кстати, явно отодрали с большим старанием.
- Так значит вам не все рав…
- Сейчас я задаю вопросы, мистер Поттер. И меня крайне интересуют две вещи: почему вас тогда вырвало на одеяло моим вареньем, и как вы умудрились уговорить мисс Грейнджер признаться в ошибке, которую она не совершала?
- Я два пальца в рот сунул, - пробормотал Гарри, опуская глаза. – Очень жалко было, такое вкусное варенье… но вы бы ушли, если бы я ничего не сделал…
- И вы не нашли ничего лучше, чем наблевать на постель? Удивляюсь, что это действительно сработало. – Северус злился на собственную наивность. Хотелось сказать Поттеру, какая он свинья, но вместо этого вырвалось совсем иное: - При всем этом, в способности мисс Грейнджер придумать правдоподобную причину вашего поведения я даже не сомневался… но ваш крестный. Удивительный актерский талант для Блэка!
- Он ничего не знал… - Поттер окончательно стушевался и почти ткнулся носом в собственные колени. – Гермиона тоже говорила, что это глупая затея, но я ее попросил помочь… Она не виновата.
- Значит, все это время вы прекрасно себя чувствовали?
- Да, сэр. Вы очень хорошо позаботились обо мне, и к тому же магическая кома… это не совсем то, что обычная. Так Гермиона сказала, - торопливо добавил Гарри, как будто испугавшись, что Снейп уличит его в обладании чрезмерным багажом знаний. – Профессор… - прошептал он, спустя всего секунду. – Простите меня. Вы ведь делали это только потому, что были должны, верно? Ваш долг…
- Я никому ничего не должен. – Вдруг резко понимая, что это правда. Уже давно нет никого, кто мог бы укоряющее взглянуть, заставить или произнести набившее оскомину «пожалуйста», или же просто обязать одним своим существованием.
Глупый мальчишка… если бы ты не завел этот разговор сегодня, ничего бы и не было. Можно было бы молчать и дальше, делая вид, что пребываешь в неведении. Но теперь в этом больше нет смысла.
- Профессор…
- Силенцио, Поттер. – И добавляя уже мягче: - Вам нужно поспать…

Удивительно, но Гарри действительно заснул. Устроившись на животе, подоткнув под себя одеяло и обнимая подушку. С какой-то дурацкой улыбкой на лице, повернутом к зельевару. Северус приблизился, почти не дыша, наклоняясь к спящему, и осторожно снимая с него так и позабытые на переносице очки с круглыми стеклышками-линзами. Дыхание коснулось виска Поттера, взъерошенных, немного влажных волос. Губы мужчины скользили в миллиметре над теплой гладкой кожей, пока не коснулись целомудренным поцелуем слегка шероховатого на ощупь шрама.
- Вы совсем не знаете мудрые притчи, глупый мальчишка… Судьба той бабочки была в моих руках. Все хрупкое и прекрасное легко уничтожить, и все же я ее отпустил. А знаете почему?.. Чтобы дать вам понять… Иногда что-то кажется тебе прекрасным, и ты желаешь его сохранить, сделать своим, но… это невозможно. Нельзя держать в ловушке то, что тебе дорого, его нужно отпустить, и оно вернется. А если нет – оно твоим никогда и не было… Запомните это.
Тихий шепот смолк и вслед за удаляющимися шагами, почти бесшумно закрылась дверь, ведущая на мансарду.

Утром, когда Гарри спустился на первый этаж, чтобы позавтракать, он заметил, что что-то не так. Ни на одном из видных мест не красовалось ни прощальной записки, ни чего-то подобного, клетка с запертым в ней филином сиротливо стояла на краю стола в гостиной. И все же Гарри сразу понял, что произошло. В доме просто больше не осталось ничего, что напоминало бы о Северусе Снейпе.

2011-08-07 в 19:13 

Bird in a Cage
Try to catch your dream...
Эпилог.


I'm running out of ways to make you see
I want you to stay here beside me
I wont be ok and I wont pretend I am
So just tell me today and take my hand
Please take my hand

Just say yes
Just say there's nothing holding you back
It's not a test nor a trick of the mind
Only love...
(Snow Patrol - Just Say Yes).

На вокзале Кингс-Кросс было шумно и в то же время почти пусто. Прохаживались работники железнодорожной станции в форменных костюмах, прогуливались в ожидании поезда пассажиры. Изредка механический голос, гулко отдававшийся под высокими сводами потолка станции, объявлял прибытие поездов и время их отправления. На одной из неприметных лавочек возле колонны сидел черноволосый мужчина, углубившись в чтение газеты. Несколько увесистых чемоданов стояли возле его ног. Вещей было много для обыкновенной поездки на отдых, но, пожалуй, маловато для окончательного переезда. Впрочем, Снейпа, а это был именно он, подобные мысли не посещали. Он собрал только все самое необходимое, а прочее не стоило того, чтобы о нем беспокоиться. Мужчина сидел на этом месте уже не первый час. До прибытия поезда оставалось еще несколько часов, но он не желал проводить их в доме, который собирался покинуть навсегда. Ему казалось, будто дом чувствует скорое расставание и грустит, как живой человек. Не выдержав гнетущей атмосферы, Северус сбежал на вокзал. Частые побеги становились уже чем-то привычным.

К сожалению, он был слишком увлечен чтением, чтобы вовремя заметить того, кто к нему приближался. Только когда под нижним краем газеты остановились плохо вычищенные кеды, явно не собираясь уже никуда уходить, зельевар поднял взгляд. В ответ на него с легкой укоризной смотрели две пары глаз: до боли знакомые зеленые и еще одни, круглые и желтые. Поттер и филин.
- Как вы меня нашли?.. – сказанное с таким раздражением, что несносный мальчишка должен был немедленно провалиться под землю. Не провалился, напротив, заулыбался довольно, почесывая пернатого под клювом.
- Филин помог.
Снейп с ужасом воззрился на то, как птица довольно заурчала, ласкаясь к руке Гарри не хуже какой-нибудь кошки. С трудом взяв себя в руки, мужчина отложил газету и строго свел брови, взглянув на Поттера снизу вверх.
- В любом случае, ваше присутствие здесь нежелательно. Я не просил меня провожать, так что, мистер Поттер, будьте добры исчезнуть с глаз моих куда-нибудь подальше.
- А кто говорил, что я пришел вас провожать, сэр? – в глазах наглеца читалось такое искреннее удивление, что Снейп начал злиться. – Вы же сами вчера сказали мне, что все, что дорого, нужно уметь отпускать. Вы меня отпустили, но я вернулся…
Это было настолько… обескураживающе, настолько возмутительно, что Северус не нашел, что ответить, молча наблюдая, как Гарри подходит ближе, обнимает его за шею и шепчет:
- К тому же, я сам уже отпускал вас однажды, но больше этого никогда не повторится. Я не хочу терять того, кто умеет варить такое потрясающее варенье из жимолости…

Happy End.


Послесловие от автора:
Прежде всего, хочу сказать, что написан этот фанфик в память о замечательном человеке, которого многие знают под именем Lord Nox. Мне хотелось бы сказать кое-что, прежде чем я продолжу.
Дорогая Lord Nox, именно Вы стали той путеводной звездочкой, которая осветила мой творческий путь. И я прошу у Вас прощения за то, что ждал слишком долго, за то, что теперь – слишком поздно. Я помню, что Вам нравились мои рисунки – они Ваши. Это меньшее, что я мог бы сделать. Просто знайте, что Вас помнят и никогда не забудут.

Еще я хочу выразить огромную благодарность maya2, Greenwich и Милантэ, а также Antuanetta и LiliaS за замечательные отзывы, внимание и интерес к моему творчеству, и просто неоценимую поддержку. Если бы не вы, этого рассказа бы не было.
Спасибо LLIEP и всем остальным читателям, кто писал отзывы, подписывался и высказывал свое мнение о моем произведении. Я был счастлив писать для вас.
С уважением и благодарностью, Артур Вознесенский.

2016-05-23 в 13:29 

harryshop.ru Хороший сайт атрибутов )

URL
     

ГАРРИ ПОТТЕР: сообщество фанфиков по ГП

главная