looking at you now, you would never know
Название: Заключенные (Imprisoned)
Автор: chouette
Гамма: Canisa
Фэндом: Гарри Поттер
Рейтинг: R
Жанр: ужасы/приключения
Направленность: гет
Персонажи: Гарри Поттер, Драко Малфой, Гермиона Грейнджер, Луна Лавгуд, Панси Паркинсон
Пейринг: ГГ/ДМ
Размер: макси
Статус: в процессе
Дисклеймер: Ничего не надо
Саммари: "Все нечистое питается страхом. А здесь Страх -
хозяин всего... " (с) Любителям Стивена Кинга и классических ужастиков
посвящается: заброшенный замок, в меру мистики, в меру ужасов, немного
иронии, немного романтики (куда мы без нее?). Неожиданный поворот
событий запланирован :)

От автора: на девианте куча всяких коллажей к фику + видеоролик здесь


Глава 1

Вряд ли бы сейчас Гермиона с точностью смогла
воспроизвести события вчерашнего вечера. Они всплывали в голове
отдельными расплывающимися пятнами – виной тому были изрядная доза
спиртного и крепкий удар, пришедшийся ей тогда по лицу. Так глупо:
четверо студентов, собравшихся в выручай-комнате, поддавшихся внезапному
порыву эмоций и желанию всплакнуть по ушедшим во время войны. Их «вечер
памяти» - так назвала его Луна - превратился в банальную пьянку. Во
всяком случае, во что угодно, но не в скорбное событие. Торжественная
минута молчания, обжигающее горло огневиски, пламенные речи в адрес тех,
кого с ними уже нет – все это плавно перетекло в счастливые
воспоминания о безоблачном детстве, а потом как-то незаметно скатилось
до исступленного хохота, поражавшего комнату, когда изрядно пьяные
студенты вспоминали что-то особо забавное.

Как они оказались в коридоре, и откуда там взялись слизеринцы – еще
менее трезвые, чем четверка друзей – Гермиона не помнила. Равно как и
то, что послужило причиной последующих событий. Все, что отпечаталось в
памяти в тот момент внезапного отрезвления, произошло на самом деле в
считанные секунды, хотя тогда казалось, что она смотрит дешевый
магловский боевик в замедленной киносъемке. «Прочь с моей дороги,
поганые предатели крови», - так предсказуемо для Малфоя. «Да пошел ты!
Ублюдочный пожиратель!» - ничего другого и не ждали от Гарри. И, как
ответ - опасно сверкнувшие сталью серые глаза. Слова, взгляды - лишь
дежурный обмен формальностями. А потом...

Удар.

Слетевшие с глаз очки, рассеченная бровь.

Удар.

Хруст ломающегося под кулаком аристократического носа.

- Гарри, не надо!

- Не вмешивайся, Гермиона!

Удар. Наконец-то бросившиеся разнимать их друзья.

Удар. Локоть, заехавший Гермионе в лицо. Разбитая губа, алая кровь на
подбородке.

- Гермиона? - бесцветный возглас Луны. Яркая вспышка, удар.

Блейз, стремительно выхватывающий палочку из кармана.

- Ступефай!

- Протего!

- Гарри, перестань! – Невил, пытающийся оттащить друга в сторону.

Ярость, будоражащая подогретую алкоголем кровь. Злость и ненависть,
предназначающиеся может и другим, рвутся наружу.

Удар.

Стиснутые до побеления кулаки, кровь из разбитого носа, горящие
ненавистью глаза.

Вспышки со всех сторон… Удар.

- Отпусти мои волосы, грязнокровка! – пронзительный визг Паркинсон.

Удар…



А дальше мозг Гермионы отказывался воспринимать завертевшуюся какофонию
звуков, криков и движений. Следующее, что она помнила, был тошнотворно
белый потолок погруженного в полумрак больничного крыла.



***





Девушка в сердцах откинула тряпку, которой оттирала каминную решетку вот
уже битых полчаса, и оглядела однокурсников. О, несомненно, это была
самая гениальная затея из всех – назначить участникам драки совместную
отработку. Даже Дамблдор со своими порой бредовыми идеями и фантазиями
не смог бы до такого додуматься. Вера в то, что совместный труд
объединяет, вызывал у Гермионы кривую ухмылку: единственное, что могло
бы объединить ее с Малфоем – железные кандалы на их ногах, снабженные
заклятием нерушимости. Хотя и тут она предпочла бы отгрызть себе ногу…

Сейчас блондин стоял к ней спиной, помогая Паркинсон восстанавливать
разбитые витражи. Их четкие, слаженные взмахи руками с зажатыми в них
волшебными палочками мельтешили перед глазами, вызывая приступы тошноты.


МакГонагалл собрала студентов в одной из многочисленных комнат,
требующих реконструкции после битвы за Хогвартс. Когда они только пришли
сюда, выглядела комната угнетающе: обваленная стена, отгораживающая
бывший кабинет от подсобных помещений, обгоревшие обломки мебели, пол
тут и там усеян осколками вперемешку с разным мелким мусором, все
покрыто ровным слоем пыли, которая неохотно вздымается вверх при каждом
шаге. Страшно даже предположить, что здесь творилось во время сражения.

Во всяком случае, их стараниями помещение постепенно приобретало
божеский вид. Луна даже наколдовала тяжелые портьеры. Правда, почему-то
зеленые, над чем не преминул съязвить Блейз, но никто из ребят
демонстративно не обратил на него внимания. Гарри вообще казался сейчас
не в меру тихим и сдержанным. Это было странно, учитывая неизбежное
присутствие рядом аж трех слизеринцев сразу, и в то же время весьма
ожидаемо, вспоминая количество выпитого накануне огневиски и изрядно
помятое в драке лицо. Девушка встретилась с другом глазами и улыбнулась,
получив вымученную улыбку в ответ – ему приходилось помогать Блейзу
восстанавливать книжные полки.

Гермиона уповала на тот момент, когда она сможет наконец-то оставить
злосчастный камин в покое и приступить к сортировке книг, кучей
сваленных в дальнем углу. Даже головная боль отступала на задний план
при мысли о том, сколько интересного можно найти в груде старых томов.

Но мечтам ее, увы, не суждено было сбыться…



Первым, что они услышали, был удивленный возглас Невилла, возящегося
возле разваленной стены:

- Эй, гляньте сюда!

В голосе было столько изумления и одновременно нескрываемого восторга,
что даже Малфой одарил находку гриффиндорца заинтересованным взглядом.

- Книга, - прокомментировала Луна, как будто без нее не было понятно,
что держит в руках Невилл.

- Что, Лонгботтом, впервые книгу видишь? Спешу тебя огорчить, там вряд
ли есть картинки.

- Заткнись, Малфой, - огрызнулся Гарри, подходя ближе. – Что за книга,
Невилл? Кинь ее в общую кучу, Гермиона потом разберется.

- Не знаю, но она какая-то… Странная, что ли.

Подошедшая Гермиона протянула руку. Книга и правда выглядела слегка
необычно: черный кожаный переплет с рельефным золотым тиснением, две
поблекшие от времени золотые застежки, вдоль корешка – витиеватый узор
со странной монограммой посередине. И никакого намека на название.

- Похоже на дневник, - протянула Гермиона, пытаясь подцепить ногтями
одну из застежек. – Откуда ты ее достал?

Невилл указал на небольшую нишу в стене, видимо, до войны замурованную
каменной кладкой.

- Тайник, - присвистнул Блейз. – А золотишко ты там случайно не
находил? Ну или хотя бы пару галлеонов?

Гермиона оставила попытки открыть книгу.

- Знаете что, я лучше отнесу ее МакГонагалл. Не нравится мне эта штука.

Малфой фыркнул.

- У тебя паранойя, Грейнджер.

- Шел бы ты…

- Я отнесу книгу! – Невилл встрял, не дав слизеринцу ответить, за что
был вознагражден уничтожающим взглядом. Стушевавшись, он вырвал из рук
Гермионы дневник и повернулся к выходу, но тут же с удивлением застыл,
внимательно вглядываясь в обложку.

- Эй, тут что-то написано! – он прищурился. – Timores tuos… Готов
поспорить, минуту назад этой надписи тут не было!

- Невилл, лучше отнеси книгу МакГонагалл, она сама разберется.

- Да подождите… Вдруг тут написано, чей это дневник. Гермиона, ты же
знаешь латынь? – и он громко прочитал слова, золотом выгравированные на
твердом кожаном переплете. - Timores tuos repellas.*



Застежки вспыхнули странным золотистым свечением, и Невилл от
неожиданности выпустил книгу из рук. Та упала, ударившись о каменный
пол, золотые замочки со звонким металлическим щелчком раскрылись.
Несколько секунд все молча ждали продолжения, но ничего не происходило. И
Гермиона протянула было руку, чтобы поднять дневник, но тут же,
вскрикнув, испуганно отпрянула: под ошарашенными взглядами студентов,
непроизвольно отступивших назад, книга распахнулась, пожелтевшие листы
пергамента принялись лихорадочно перелистываться. Шелест страниц
становился все громче, и вырвавшийся вдруг из дневника порыв ледяного
ветра яростно растрепал волосы застывшей в испуге Гермионы, поднял клубы
невесомой пыли вокруг ног. Гарри бросился вперед в надежде захлопнуть
книгу, но странный вихрь настиг и его, заставив замереть на месте, а
затем накрыл остальных, скрывая их в клубах пыли, мусора, путаясь в
волосах и складках их мантий.

Гермиона почувствовала, как реальность стягивается в узкую трубочку,
грудь сдавило, и кислорода стало катастрофически не хватать. Задыхаясь,
она упала на колени, ловя ледяной воздух ртом, пыль залетала в легкие и
царапала горло. Голова нещадно кружилась, и странный нарастающий гул
вокруг отдавался в голове стуком стальных молоточков: бум, бум, бум…



А потом внезапно все закончилось, и барабанные перепонки сдавило резко
наступившей тишиной. Только голова продолжала кружиться, вызывая мерзкий
приступ тошноты. Со стоном Гермиона перекатилась на спину, не открывая
глаз, и поразилась странному эху, исказившему ее сдавленный стон до
неузнаваемости.

- Гарри… - вновь гулкое эхо прокатилось по помещению, и девушка
наконец-то открыла глаза. Вместо почерневшего от копоти пожара потолка
взгляд устремился в высокий мрачный свод, бесконечностью уходящий в
темноту.

- Что за хрень?! – возглас Малфоя, подобно Гермиониным стонам,
отразился от невидимых во мраке стен, взрываясь в голове звонкими
осколками. Зашипев от вспыхнувшей боли и прижав холодную ладонь ко лбу,
девушка повернула голову влево. Вокруг начали слышаться возня и
приглушенные стоны.

- Мать твою! – не унимался Малфой. – Лонгботтом, что за шуточки?

- Драко, затихни, - откуда-то спереди послышался тихий голос Забини. –
Башка трещит.

Гермиона попыталась сесть, в виски тут же вонзились острые кинжалы, и
девушка обхватила голову руками, стараясь унять невыносимую боль. К
неприятным ощущениям добавилась саднящая боль в колене, когда она
согнула ноги в неудачной попытке принять удобную позу.

- Гермиона, ты в порядке?

Девушка сфокусировала взгляд и встретилась глазами с растерянным
взглядом Гарри. Секунду поразмыслив, она решила, что состояние ее хоть и
плачевно, но не смертельно, и осторожно кивнула, опасаясь новых вспышек
головной боли. Затем отвела взгляд в сторону и, избегая резких
движений, попыталась оглядеться. Слабый свет, льющийся откуда-то сверху,
как будто из узких бойниц под невидимым высоким потолком, рассеивал
мрачный полумрак ровно настолько, чтобы понять очевидную истину – они не
в Хогвартсе. Свет падал в середину зала, выхватывая из темноты фигуры
расположившихся на каменном полу ребят, но не достигая стен. Кажется, в
Хогвартсе не было таких огромных помещений. По крайней мере, раньше
девушка тут точно не бывала.

- Что случилось? – одновременно протянули Невилл и Паркинсон, ошарашено
озираясь по сторонам.

- Драко?

Зов слизеринки остался без ответа - Малфой стоял, вглядываясь в
сгущающийся полумрак, левая рука нервно подергивалась.

- Разве не понятно? – откуда-то из темноты донесся слабый голос Луны. –
Мы аппарировали.

- Телепортировались, - механически поправила ее Гермиона, тут же поняв,
как они тут очутились. - Книга – портал.

Никто не ответил, и в помещении воцарилась пугающая тишина. Чтобы хоть
как-то ее развеять, Невилл подал голос, в котором отчетливо слышались
нотки паники:

- И что теперь делать?

Гермиона пожала плечами.

- Для начала понять, где мы, - Гарри снял с носа разбитые очки и
досадливо поморщился. – Может, найти кого-нибудь, кто сможет объяснить…

- Почему-то мне кажется, - ядовито протянул Блейз, - что странный
дневник, замурованный в стене, вряд ли перенес бы нас в гости к
Санта-Клаусу. Кто бы тут не ошивался, я не горю желанием с ним
встречаться. Если тут вообще кто-то есть.

Парень встал рядом с Малфоем и проследил за его взглядом, направленным в
темноту.

- Чертовщина какая-то… Драко?

Блондин, очнувшись, перевел взгляд на друга.

- Мне все это нахрен не нравится. Давайте выбираться.

- Какое мудрое предложение, - съязвила Паркинсон. – Как мы сами не
догадались?

- Замолчите, - Гарри поднял руки. – Для начала: все целы?

Слизеринцы проигнорировали его вопрос, остальные, кроме Луны –
единственной, оставшейся сидеть на полу - неуверенно кивнули.

- Луна?

Девушка подняла на него круглые глаза.

- Аппарировать не получается, - протянула она своим равнодушно
спокойным голосом, отчего стало немного жутковато. – Я проверяла, Гарри,
честно.

- Эммм… Хорошо, – парень растерянно уставился на подругу. – То есть,
плохо, конечно. Думаю, стоит поискать дверь или что-то вроде того…

Все принялись вглядываться в царящую вокруг темноту – выходить из тускло
освещенного участка помещения никому не хотелось.

- Я не пойду, - озвучила Панси общую мысль.

- И не надо, - Гарри оглядел присутствующих. – Мы с Невиллом пойдем
вперед, а Малфой…

- С каких это пор ты командиром заделался, Поттер? – Драко наградил его
презрительным взглядом. – Я сам решу, куда мне идти и что делать.

- Ну конечно, вы, слизеринцы, такие самостоятельные.

- Зато ВЫ слишком храбрые, - огрызнулся Малфой. – Lumos maxima.

Сорвавшаяся с конца палочки вспышка света, на мгновение ослепив, тут же
погасла.

- Что за черт? Lumos maxima!

И вновь лишь секундный всполох света.

- Малфой, тебе же сказали: аппарировать не получается. Наверняка тут
наложены чары, заглушающие магию.

Слизеринец бросил на Гермиону пренебрежительный взгляд и упрямо
повторил:

- Lumos maxima!

Он перепробовал еще несколько простых заклинаний, но все они действовали
настолько слабо, что давали еле ощутимый эффект. Устав от этих
представлений, Гермиона вновь попыталась его вразумить.

- Малфой…

- Заткнись, грязнокровка, я и так уже понял.

- Не называй ее грязнокровкой, а то…

- А то что, опять мне нос сломаешь, шрамолобый? Ну попробуй!

- Прекратите! Что за детский сад?? Вам не по пять лет, ей богу!

- Точно, Поттеру больше трех не дашь!

Гермиона перехватила руку Гарри, потянувшуюся к карману за волшебной
палочкой.

- Раз уж мы оказались здесь все вместе, давайте вместе думать, как
отсюда выбраться. Надо пройтись вдоль стен…

- Почему я должен что-то делать, если это из-за Лонгботтома мы тут
очутились? – ощетинился Блейз. – Пусть он и ищет выход.

На Невилла было жалко смотреть: он побледнел, плечи опустились, взгляд
стал каким-то одновременно виноватым и затравленным.

- Я не х-хотел, - тут же начал он оправдываться. – Я ч-честно… Я же не
знал…

- Что уж теперь, - неуверенно пробормотал Гарри. – Наверняка все не так
страшно, как мы себе напридумывали. Надо просто найти дверь.

Поежившись, он зажег на конце палочки слабый, еле заметный огонек и
направился вперед. Секунду поколебавшись, Гермиона последовала за ним.
Остальные с опаской смотрели на две фигуры, погружающиеся во мрак.

Через какое-то время Гарри уперся в каменную кладку и сделал подруге
знак остановиться. Он направился влево вдоль стены, разгоняя полумрак
блеклым светом волшебной палочки.

- Ну что там? – послышался из центра взволнованный голос Невилла.
Отсюда слабо освещенные фигуры сокурсников были видны как на ладони.

- Все в порядке! – крикнула Гермиона. – Этот зал просто огромный!

Девушка шагала за Гарри, поглядывая в центр на притихших студентов. Шаги
гулко отдавались эхом в неприятной тишине, впереди еле заметной тенью
двигалась фигура друга, освещенная бледным огоньком. Гермиона провела
рукой по шершавой поверхности влажной каменной стены, про себя удивляясь
размерам помещения - оно было как минимум раза в три больше Обеденного
Зала. Сверху все так же продолжал литься слабый свет, берущий свое
начало прямо из темноты, но, как ни старалась, Гермиона не могла
разглядеть его источник или хотя бы увидеть очертания потолка. Либо на
свод наложены специальные чары, либо он и правда настолько высок.

Девушка вздрогнула и выронила палочку, когда раздался радостный возглас
Гарри, кинувшегося вперед. Эхо разнесло его голос по всему помещению:

- Идите все сюда, мы нашли выход!

Свет двух палочек выхватывал из темноты высокие тяжелые двери,
украшенные резьбой, обитые полосками ржавого металла. Обычные двери,
только вот не было ни кольца, ни ручки, ни хотя бы замка.

- И? – послышался голос подошедшего Забини. – Открывайте.

- Откроем. Если ты приделаешь к дверям ручки.

- А толкнуть не пробовали? – он приблизился и надавил на дверь плечом.

- Если ты соизволишь внимательно осмотреть дверь, то поймешь, что она
открывается внутрь, а не наружу, - язвительно заметила Гермиона. –
Отойдите. Alohomora!

Из палочки вырвалась вспышка и, ударившись о тяжелую дверь, пропала.
Ничего не произошло.

- Гениально, Грейнджер, просто выше всяких похвал. Не ты ли только что
порывалась прочитать лекцию о глушащих заклятиях?

- Придумай что-нибудь поумнее, - огрызнулась девушка. Малфой пожал
плечами и попробовал ухватить дверь за одну из железных скоб, прибитых
вплотную. Естественно, безрезультатно.

- Браво, куда лучший результат, - Гермиона не преминула съязвить.

- Может это и не двери вовсе? – предположила Паркинсон.

- А что, декор?

- Малфой, от твоих шуточек никому не легче.

- Мне легче. Тут должен быть еще выход...

Драко двинулся дальше вдоль стены, освещая себе путь волшебной палочкой.
Остальные, переглянувшись, последовали за ним. На секунду Гермиона
уловила боковым зрением какое-то движение в центре комнаты, и тут же
тишину прорезал радостный возглас Блейза:

- Смотрите!

Все обернулись назад, со смесью страха и облегчения наблюдая за бесшумно
открывающимися дверьми. Левая створка легко отъехала в сторону, сквозь
приоткрывшуюся щель хлынул поток яркого света.

- Очень странно и очень, очень пугающе, - пролепетал Невилл,
непроизвольно делая шаг назад. – Огромный зал, несуществующий потолок,
сами собой открывающиеся двери… Мне это совсем не нравится.

Забини, оказавшийся к дверям ближе всех, прошел пару метров, отделяющих
его от выхода, и медленно вытянул голову вперед, готовый в любой момент
отдернуть ее обратно. У Гермионы перехватило дыхание от охватившего ее
вдруг ужасного предчувствия.

- Блейз…

- Все нормально, здесь еще одна комната. Намного меньше, - он сделал
шаг ближе, пошире открывая дверь. – И в ней есть потолок.

Окруженный ярким светом, льющимся из соседней комнаты, он радостно
обернулся.

- Не выход, конечно, но все же…

И тут свет за спиной Блейза мигнул. Раз, другой, третий. В зале резко
похолодало, как будто сверху спускался десяток дементоров, а из-за
приоткрытой двери дохнуло таким холодом, что Гермиона невольно
схватилась за воротник мантии, натягивая его на подбородок. Блейз
обернулся, и его стремительно окутал взявшийся из ниоткуда плотный
темный туман, завихряясь черными воронками. Как в замедленной съемке
Забини, странно подогнув колени, начал заваливаться на пол, тело его
как-то странно изогнулось, торс стал съезжать назад. "Марионетка с
обрезанными нитями…" - единственное, что пришло Гермионе в голову. Туман
отступал обратно, и девушка застывшими от первобытного ужаса глазами
наблюдала за тем, как тело парня, рассеченное поперек на три части,
падает на пол. Кровь, моментально пропитавшая обрезки одежды, хлынула
наружу, замешиваясь там, где из отсеченного торса показались
вываливающиеся наружу внутр… боже боже боже боже! Слева от нее
странно всхлипнул Невилл и начал оседать на пол. К горлу подкатил
приступ тошноты.

В ту же секунду массивные двери с оглушительным треском захлопнулись, и
Гермиона, следуя примеру Невилла, закатила глаза, проваливаясь в
темноту.



***



Ей снился берег озера за территорией Хогвартса, они с мамой гуляли,
собирая белые морские ракушки. Холодный ветер забирался под мантию и
ерошил волосы, водная гладь неспокойно бурлила, вспениваясь у берега
слабыми волнами. В груди что-то тревожно щемило, ей казалось, что она
забыла о чем-то важном, и никак не могла вспомнить, о чем. Мама
окликнула ее, указывая пальцем вверх, и, поднимая голову, Гермиона уже
знала, что увидит - бесконечную черноту уходящего вверх каменного свода.
Как загипнотизированная, вглядывалась она в густой полумрак, силясь
разглядеть хоть одну звездочку ночного неба. Почувствовав внезапно, как
земля уходит у нее из-под ног, девушка взмахнула руками и ухватилась за
чью-то руку, протянутую из темноты. Она с благодарностью повернула
голову в сторону спасителя и встретилась взглядом с потемневшими глазами
Блейза Забини.

- Но ты же умер.

- Точно, - улыбнулся парень, обнажив белоснежные зубы. Его рука
оторвалась от тела, и девушка, с воплем ужаса и отвращения выпустив из
рук окровавленную конечность, полетела вниз.



***



Гермиона распахнула глаза и втянула в легкие воздух, пытаясь справиться
со сбившимся дыханием. Пара секунд ушли на то, чтобы понять, где она, и
еще секунда, чтобы вспомнить произошедшее; завтрак, с самого их
перемещения просившийся наружу, наконец-то оказался на полу.
Отплевавшись, вытерев липкие губы трясущейся ладонью, Гермиона
отодвинулась и прислонилась лбом к холодному полу. На плечо легла чья-то
рука, и она чуть не закричала от неожиданности.

- Эй, ты как?

Ответом стал лишь слабый стон, вполне точно описывающий ее состояние.
Девушку обхватили чьи-то руки и подняли с холодного пола, заботливо
укутывая в пахнущую травой мантию. Гарри.

- Голова кружится.

Парень приобнял ее, позволив бессильно облокотиться на плечо, и
поудобнее перехватил палочку, испускающую слабый свет. Сейчас они снова
находились в центре помещения, на освещенном участке.

- Блейз…

– Тебе лучше об этом не думать, - еле слышно выдавил Гарри.

В животе что-то ухнуло вниз, к горлу подступил новый приступ тошноты.

- Я не могу не думать, Гарри, он же… Его… - Гермиона всхлипнула, плечи
мелко затряслись. – Боже, это просто какое-то безумие, этого нет, нет,
нет!

- Тихо, Гермиона, тихо, - парень сильнее прижал ее к себе, поглаживая
по волосам. – Успокойся.

Девушка продолжала скулить, сжав в кулаках ворот чужой мантии и
уткнувшись лбом другу в плечо. Послышался бесцветный голос Малфоя.

- Заткни ее, Поттер, хватит с нас истерики Лонгботтома.

Парой минут ранее ему пришлось врезать Невиллу, который, придя в себя,
сначала тихо сидел на полу, обхватив голову руками и, раскачиваясь
взад-вперед, повторял себе под нос одну и ту же фразу: «Мы умрем. Мы
умрем. Мы умрем». А потом вскочил и принялся орать на бледного, как мел,
Малфоя, размахивая руками: «Ты видел, что с ним стало? Ты видел? Видел,
что стало с твоим другом, Драко?» В ту же секунду, оглушенный мощным
ударом в челюсть, Невилл оказался на полу. Гарри не стал за него
заступаться, понимая, что Малфой выбрал лучший способ спасти парня от
истерики. Сейчас Невилл сидел на своей мантии и бездумно разглядывал
носки поношенных ботинок.

Всхлипнув последний раз, Гермиона нашла в себе силы оторваться от плеча
Гарри. Она поплотнее укуталась в его мантию, чувствуя, как тело
пробирает неприятный озноб, и огляделась. Скользнула взглядом по
неподвижно сидящему Невиллу, по бледному Малфою, стоящему рядом, по
Паркинсон, жмущейся к блондину и дрожащей от пережитого потрясения.
Сейчас слизеринка меньше всего походила на ту высокомерную аристократку,
которой всегда считала ее Гермиона.

- А где Луна?

- Я тут, - послышался сзади отстраненный голос. – Со мной все в
порядке, правда. Даже лучше, чем могло бы быть.

Гермиона кивнула и опустилась на пол, потянув Гарри за собой.



Сколько они так просидели, Гермиона не знала. Но чувствовала, как
начинают затекать ноги, и как болит от долгого сидения на каменном полу
спина. Ей не хотелось шевелиться, но тело требовало смены положения, и
девушка пошевелилась, охнув от судороги, сведшей правую ногу. От
неожиданности сидящий рядом Малфой отшатнулся, чем сильно напугал Панси,
и тихо выругался:

- Грейнджер, твою мать.

Он поднялся, высвободившись из объятий не желающей отпускать его
слизеринки, и принялся прохаживаться взад-вперед, вертя в руках
волшебную палочку. Гермиона тоже встала, потягиваясь и разминая затекшие
мышцы спины.

- Малфой, не мельтеши, - наконец не выдержал Гарри, бросив на
слизеринца раздраженный взгляд. Малфой ответил ему взглядом не менее
раздраженным.

- Мне надоело тут сидеть, сложа руки, и ждать милости с небес, - сказал
он. - Не хочу подохнуть от голода или замерзнуть насмерть!

Воздух и правда становился все холоднее, заставляя ребят кутаться
плотнее в свои мантии.

- Надо найти выход.

- Чтобы закончить свои дни, как Блейз?! Мерлин, вы видели, что с ним
случилось? Его же… – Панси спрятала лицо в ладонях. – Вы как хотите, а я
никуда не пойду!

- Лучше попытаться сделать хоть что-нибудь, чем предаваться унынию,
сидя на сыром полу! Я так больше не могу!

Малфой развернулся и решительно направился в сторону, противоположную
той, откуда они недавно вернулись.

- Стой, идиот! – Гарри бросился за ним, хватая за плечо, но слизеринец
оттолкнул его, не став останавливаться. – Надо все тщательно обдумать!

- Что обдумывать, Поттер? – Драко яростно обернулся. – Мы в полной
заднице благодаря твоему тупому дружку! Мой друг мертв! Лонгботтом сошел
с ума! И Грейнджер скоро последует за ним!

- Не последую! – рядом с Гарри возникла Гермиона. Она направила свою
палочку на слизеринца. – Чего не могу сказать про тебя. Либо ты
прекратишь свою истерику, и мы спокойно подумаем, как отсюда выбраться,
либо окажешься на полу рядом с Невиллом.

- Поглядите-ка, отважная грязнокровка угрожает мне палочкой! Да что ты
мне сейчас сделаешь, Грейнджер? - выплюнул Малфой. – Защекочешь?

Он с презрением смотрел на Гермиону, в его черных зрачках отражался
решительный блеск ее карих глаз.

- Да хоть бы и так, - внезапно успокоившись, она опустила палочку,
заставив Гарри сделать то же самое. – Малфой, давай все нормально
обсудим, продумаем, не будем торопиться. Не стоит усугублять наше и без
того плачевное положение глупыми разборками и нервными склоками.

Драко не ответил, молча развернувшись и продолжив путь в поисках выхода
из этого ночного бреда сумасшедшего, Гарри и Гермиона, переглянувшись,
последовали за ним. Паркинсон сорвалась с места, прося не оставлять ее с
«полоумными» Невиллом и Луной наедине, и пристроилась рядом с Малфоем,
схватив того за рукав.



Они снова уткнулись в стену. На этот раз решили повернуть направо.
Огонек на конце ее палочки дрожал, и Гермиона прижала локоть к груди,
чтобы рука не тряслась. Она слушала свое тяжелое сбивчивое дыхание и
дыхание Гарри, идущего рядом. В свете их палочек изо ртов вырывались
легкие облачки пара - стало совсем холодно, и к дрожи от напряжения и
сковавшего тело страха примешивалась дрожь от озноба. Стена, стена,
стена… Гермиона и не думала, что можно воспылать такой ненавистью к
каменной кладке, вдоль которой они бродили. Минут через десять им стало
понятно, что выход в помещении один. Выход ли? Если бы знать наверняка…
В подавленном состоянии ребята вернулись на освещенный участок.

- Что же теперь делать? – в который раз тихо протянула Панси, пытаясь
согреться с помощью палочки. Ничего не получалось – слишком слабое тепло
от нее исходило, которого едва хватало, чтобы согреть замерзшие ладони.
Гермиона стояла рядом, обхватив себя руками за плечи, поочередно
приподнимая закоченевшие ноги. Зубы выбивали барабанную дробь, тело
сотрясала неприятная дрожь.

- Опять мы стоим и ничего не делаем, - не успокаивался Драко.

- А ты предложи что-нибудь умное, Малфой, - огрызнулся Гарри. –
Единственный выход – через дверь.

- Ну уж нет! – Панси протестующее вскинула голову. – Ни за что! Даже не
думайте!

- В конце концов, наше исчезновение должны ведь заметить, - подала
голос молчавшая до сей поры Гермиона. – МакГонагалл начнет искать…

- Сама-то в это веришь, Грейнджер? Первое, что она подумает: мы нагло
свалили с отработки. И самое раннее нас хватятся через сутки, когда мы
не явимся на занятия.

- МакГонагалл умная, она поймет…

- Ну да, дней через десять, когда прочешут весь замок и прилегающую к
нему территорию, - грубо оборвал слизеринец. - Эта чертова книга
валяется на полу среди кучи хлама. Даже если МакГонагалл каким-то чудом
заметит ее и догадается про телепорт, то отправится сюда уже лишь за
тем, чтобы узреть наши хладные трупы.

Это были вовсе не те слова поддержки и утешения, что надеялась услышать
Гермиона. Но она молча отвернулась, признавая правоту слизеринца -
надеяться на скорую помощь не приходилось. А в чудеса Гермиона перестала
верить еще в пять лет, когда родители-стоматологи жестоко развеяли ее
веру в зубную фею. Чувствуя, что еще немного, и нервный приступ истерики
гарантирован, девушка молча отвернулась и отошла на границу освещенного
участка, вглядываясь в темноту.

- Подождем еще… сколько-нибудь, - спустя какое-то мгновение проговорил
подошедший Гарри, успокаивающе сжимая ее ладонь. – Если помощь не
придет, будем выбираться сами.



***



Гермиона совсем окоченела. Особенно мерзли ноги, обутые в легкие
сандалии - холод передавался им от ледяного каменного пола сквозь
тонкие подошвы. Поначалу девушка пыталась согреться, двигаясь,
подпрыгивая, даже бегая. Но теперь сил осталось лишь на то, чтобы
повиснуть у Гарри на плече. Они стояли, обнявшись, в надежде сохранить
хоть немного тепла: четверо друзей, и чуть в сторонке – Малфой с
Паркинсон. Глаза слипались, немного клонило в сон, что было слегка
абсурдно в данной ситуации. Сквозь накатывающую дремоту Гермиона слышала
тихое переругивание слизеринцев:

- Драко, мне холодно.

- Побегай.

- Меня ноги не держат. Я сейчас просто упаду.

- Мерлин, что ты мне предлагаешь? На руках тебя подержать?

Гермиона слышала, как фыркнула Паркинсон, и довольно улыбнулась, тут же
испугавшись неестественности улыбки в данной ситуации. Нет, она
определенно сходит с ума.

- Я так больше не могу, - стуча зубами, пожаловался Невилл. – Мы либо
замерзнем, либо нас убьют. В любом случае мы умрем.

- Заткнись, Лонгботтом, а то снова получишь, - посиневшими губами
пробормотал Малфой. Ему вообще не повезло больше всех: во время
отработки он снял мантию, поэтому сейчас находился лишь в легкой
рубашке.

- В любом случае выбор невелик, - тихо произнес Гарри. – Мерзнем дальше
или пытаемся выйти. Других предложений нет.

- Я не хочу туда идти, - пролепетала Панси. – Там то ли ловушка, то ли…
Там мы точно умрем.

- Можешь оставаться замерзать тут, никто тебя не тянет, Паркинсон.

Панси одарила Гермиону убийственным взглядом, но промолчала.

- В общем, - Гарри судорожно сглотнул, - надо идти к дверям.
Возражения?

Возражения были, но Гермиона помотала головой, понимая, что другого
выбора у них нет. Луна лишь кисло улыбнулась, Невилл промолчал. На
слизеринцев Гарри даже не смотрел, уверенный в том, что остаться тут
вдвоем им вряд ли захочется, и они последуют следом.

- Только, - Гермиона остановила Гарри, направившегося в сторону, где
были обнаружены двери. – Там же Блейз...

Гарри лишь тяжело вздохнул, не ответив.



Стараясь ступать как можно тише, чтобы не вздрагивать каждый раз от
звука собственных шагов, отдающегося эхом в голове, они направлялись
вперед, рассеивая плотный мрак едва мерцающими огоньками на палочках.

Двери распахнулись сами, как будто ждали ребят. Хотя, что тут
сомневаться – скорее всего, именно так и было. Студенты в ужасе
отпрянули в стороны, Панси завизжала, неудачно споткнувшись и упав на
пятую точку. Гермиона, Гарри и Малфой инстинктивно вскинули палочки,
готовые защищаться.

Но ничего не происходило. Свет спокойно лился из соседнего помещения,
выхватывая из темноты напряженные лица застывших в ужасе ребят,
ожидающих чего-то, что станет их последним воспоминанием в этой жизни.
Только спустя пять с половиной минут неприятной тишины Гермиона рискнула
пошевелился и бросить быстрый взгляд в сторону друзей, а затем вновь
сосредоточилась на открывшейся двери. С этого ракурса ей не было видно
соседнюю комнату. Зато она прекрасно разглядела останки Блейза, кулем
валяющиеся на пороге.

- И что дальше? – Малфой, кажется, сам испугался своего голоса,
неестественно сиплого и громко прозвучавшего в тишине.

- Кто-то должен подойти, - спустя пару секунд ответил Гарри. Никто не
двинулся с места.

- Может сначала бросить туда мантии? - неуверенно предложила Гермиона. –
Ну, или еще что-нибудь…

- Тебя, например, - сквозь зубы процедил Драко.

- Не время нарываться, Малфой.

- Забыл спросить, Поттер.

- Если мы останемся живы, напомни потом еще раз сломать тебе нос, -
угрожающе прошипел Гарри, сделав шаг в сторону слизеринца. – А сейчас,
будь добр, заткнись. Гермиона дело говорит.

Он снял свою мантию, скомкал и, чуть приблизившись к дверям,
напряженный, как пружина, готовый тут же отпрянуть, замахнулся и кинул
ее на порог. Мантия не долетела совсем немного до тела Забини,
приземлившись в луже крови, растекшейся почти на метр вокруг. Никакой
реакции со стороны того, что могло таиться в соседней комнате.

- Дай свою, - Гарри обратился к стоящему ближе всех Невиллу. Тот
медленно принялся расстегивать пуговицы дрожащими руками, потом бросил
это дело и стянул мантию через голову. Секунду спустя она последовала за
мантией Гарри, приземлившись почти рядом. Свет все так же спокойно
лился из открытой двери.

- Гермиона?

Девушка взялась за воротник своей мантии, но Луна ее остановила.

- Вы же видели, ничего не происходит, зачем портить одежду? Лучше я
подойду сама.

И прежде, чем перепуганная Гермиона успела схватить подругу за руку, та
сделала несколько быстрых шагов к порогу. На секунду задержалась перед
телом Забини, напряженно застыв, затем поспешно перешагнула его и
пропала из поля видимости Гермионы.

- Луна?

- Я не буду говорить, что все порядке, потому что это не так, - донесся
до них голос девушки. - Но я пока жива, и это радует.

Гермиона сделала пару шагов в сторону, чтобы видеть происходящее:
Полумна стояла в центре небольшого слабо освещенного холла. За ее спиной
вверх уходила узкая каменная лестница.

- Гарри, тут лестница, может это выход? Я проверю…

- Нет! Стой там и не шевелись, мы сейчас.



***



- Просто закрой глаза и постарайся ни о чем не думать, - с той стороны
порога Гарри уговаривал Гермиону. – Вспомни, мы ведь с тобой и не через
такое проходили.

Она бы поспорила: через такое ей проходить вряд ли приводилось -
перешагивать через расчлененный труп бывшего однокурсника. Она изо всех
сил сдерживала дыхание и подступающие к горлу рвотные позывы, переступая
останки Забини. Как бы ни хотелось не смотреть вниз, все же пришлось,
чтобы не оступиться или не поскользнуться в луже натекшей крови. Взгляд
мимолетом зацепился за отсеченную голову, с идеально ровным срезом на
шее, и только когда последний шаг был сделан, Гермиона позволила себе
осознать увиденную картину. Изо всех сил зажав рот ладонями, она
бессильно опустилась на пол в центре небольшого холла. Хотелось вновь
провалиться в обморок, но организм не дал такой поблажки, заставляя
сидеть и дрожащими руками продолжать зажимать себе рот, хотя в этом уже
не было необходимости.

Сквозь шум в ушах Гермиона слушала надтреснувший голос Гарри,
уговаривающий Невилла перешагнуть порог. Малфой бродил по комнате где-то
сзади – его туфли гулко отмеряли четкие ровные шаги.

Дрожь никак не получалось унять, слишком велико было пережитое
напряжение. Хотелось оглядеться, но не было ни малейшего желания
шевелиться. К тому же головная боль, отступившая было из-за вытеснивших
ее переживаний, кажется, вот-вот намеревалась вновь ударить с удвоенной
силой. Но хотя бы в этой комнате было тепло, и озноб почти прошел,
сменившись легкими судорогами, периодически сковывавшими напряженные
мышцы. Вспомнился короткий сон, приснившийся несколькими часами ранее, и
странный потолок, чернотой уходящий в бесконечность. Гермионе вдруг
подумалось, что все это может быть еще не конец, совсем не конец. А
только самое-самое начало.

«Мама, я хочу домой».



* timores tuos repellas (лат.) - отбрось свои страхи


@темы: гп, гермидрака, ужасы, фики